Состояние тактической подготовки пехоты в Красной Армии

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску


Смирнов А. К., генерал-лейтенант, генерал-инспектор пехоты Красной Армии

СМИРНОВ Андрей Кириллович род. 15(27).8.1895 г. в Петербурге. Участник 1-й мировой войны. По окончании Владимирского военного училища поручик Смирнов командовал ротой. В Красной Армии с 1918 г. В годы Гражданской войны командовал батальоном, полком и бригадой. После окончания в 1922 г. Высших академических курсов был помощником командира дивизии, а по окончании Военной академии им. Фрунзе (1927) работал начальником отдела Штаба РККА. С 1929 г. последовательно занимал должности: командира дивизии, командира и военкома корпуса, заместителя командующего войсками группы войск, начальника Высших курсов усовершенствования комсостава, начальника Управления ВУЗ, генерал-инспектора пехоты. С 1940 г. — командующий войсками Харьковского военного округа. С началом Великой Отечественной войны командовал 18-й армией Южного фронта. 8.10.1941 г. погиб в бою близ с. Поповка, ныне с. Смирново Запорожской обл. Генерал-лейтенант (1940). Награжден 4 орденами, медалью.

Товарищ Народный комиссар обороны, в текущем году в области тактической подготовки пехоты мы имеем первоначальные успехи. Однако ни в какой степени не следует эти первоначальные успехи сравнивать с тем, что мы имели по оценке подготовки пехоты года два тому назад.

Первоначальные успехи в этом году нами достигнуты на совершенно новой основе. Мы сейчас о боевой подготовке пехоты говорим совершенно по-другому, чем это было два года тому назад. Если раньше боевая подготовка пехоты определялась только как огневая выучка, то сейчас тактическая подготовка пехоты поставлена на принципиальную высоту.

Я должен доложить, что не только мы, начальники общих войск, которые отвечаем за пехоту, увидели пехоту в современном свете предъявленных ей требований, но и остальные рода войск в этом году на своих, особенно осенних, учениях увидели, что из себя представляет современная пехота. Совершенно понятным стало требование, что нужно сделать в роте, батальоне, полку, чтобы они были всесильными и мощными. До всего начальствующего состава должна была проникнуть мысль, что современный бой, операция немыслимы без хорошо подготовленных, так называемых мелких подразделений. А поскольку вопрос подготовки тактической пехоты был поставлен на принципиальной основе, то стало очевидным, что нужно внести в тактику пехоты, в такие подразделения как взвод, рота, полк целый ряд изменений. И совершенно в новом разрезе, в связи с оснащением пехоты новыми средствами боя, перед нами встал вопрос относительно того, чтобы подвергнуть известной ревизии строй и новые порядки пехоты.

Я не буду останавливаться на этом вопросе, поскольку есть специальный доклад: «Наступление и оборона стрелковой дивизии», где всем участникам совещания будет доложено о строе, о боевых порядках, в каком понимании они сейчас стоят.

Перейду к нашей очередной работе, которая перед нами стоит. Мы сейчас проводим сборы командного состава пехоты. Надо отметить, что к сборам командного состава пехоты почти все округа отнеслись достаточно серьезно. Если первый сбор еще был плохо организован, то сейчас основное звено, которое должно разрешить все вопросы боевой учебы, — звено командного состава, заняло соответствующее место в понимании руководителей округов, корпусов и дивизий.

Однако нужно отметить, что этому вопросу все же не во всех округах уделяется соответствующее внимание. Между тем нужно понять, что мы не закрепим осенних успехов, если подготовка командного состава на этих сборах не будет поставлена тоже на всю принципиальную высоту. В частности, я должен отметить, что такие ответственные сборы по 35-му корпусу, как сборы командиров рот были проведены довольно плохо (без подготовки к ним).

Можно было бы отметить, что сборы, особенно вторая их часть, проводятся во всех округах хорошо, если бы не этот случай, который заставляет бить тревогу, чтобы в последующем, третьи и четвертые сборы не повторили недочетов в проведении сборов при 35-м стрелковом корпусе.

Плохо развернута и новобранческая подготовка. Был проверен ряд дивизий. Нужно отметить, что командиры дивизий не поняли существа так называемой начальной подготовки бойца. Командиры дивизий не поняли того, что если боец не будет поставлен в строй подготовленным, то мы можем опять получить несамоуправляемые взводы, роты и батальоны. Одиночная подготовка в ряде дивизий (особенно новобранцев), я бы сказал, проводится самотеком. В ряде частей она отдана на откуп командирам рот. Причем молодой командный состав, не имеющий программ, принужденный работать в обстановке, когда мы не имеем уставов Красной Армии, не имеем наставлений, со своей задачей не справляется. Между тем нужно бойца поставить в строй с привитым вкусом к строю, достаточно ловким, овладевшим первоначальными навыками по использованию своего оружия и понимающим, что передовой боец, как говорили Вы, товарищ Народный комиссар, на разборе в Московском Военном округе, — это тот боец, который в бою сумеет оценить местность, оценить противника и использовать свое оружие так, чтобы поразить противника.

Я предлагаю, товарищ Народный комиссар обороны: чтобы поднять начальную выучку нашего бойца, [нужно] повернуть к нему внимание всего командного состава, также как повертывалось внимание всех нас к боевой подготовке взвода, роты и батальона. Одиночную или начальную подготовку бойца принять в конце января — начале февраля месяца центральному аппарату Наркомата, округам и корпусам. Поставить в центр внимания начальную выучку бойца и сделать ее именно принципиальной подготовкой, ибо совершенно нетрудно понять, что если мы не справимся с этой задачей, то будем нести большие потери в качестве во время подготовки отделения и взвода.

Вторая задача — это подготовка нашего младшего командира. Ряд школ сейчас выпустил младших командиров с недостаточной, незаконченной пятимесячной подготовкой. Я считаю, что при таком положении их доподготовка является решающей. В интересах подготовки бойцов я бы считал, что не нужно гнаться за общим количеством часов в день подготовки бойца, а разрешить командирам даже полков (там, где это нужно) может быть за счет учебы бойца, но не меньше двух или трех раз в неделю дать дополнительное количество часов для доподготовки младшего командира. Мы на этом не прогадаем с точки зрения подготовки отделения и взвода. Неподготовленный младший командир нам не создаст бойца.

Подготовка отделений. Одновременно с подготовкой отделений встает вопрос, как обеспечить нашему младшему командиру отделения управление боем своего отделения. Сейчас в отделении находится разнообразное оружие. При проработке нового курса стрельб мы пришли к такому выводу, что нужно в нашем отделении перейти на звено. Сейчас (поскольку введен помощник командира отделения — ефрейтор) мы можем сделать это безболезненно. Нашему командиру отделения сейчас управлять отделением чрезвычайно трудно. Поэтому если у него будет троечная система организации, командиру отделения легче будет управлять боем своего отделения.

Третий вопрос, на котором я хочу остановиться, — это управление боем. Во что упирается управление боем, когда анализируешь этот вопрос? Оно упирается в слабое знание техники нашим командным составом, той техники, которая состоит на вооружении в его подразделении. Без знания техники, без знания того, что можно потребовать от этой техники, без знания хотя бы элементарных баллистических качеств, технических качеств нашей техники мы не создадим сознательного тактика. Через овладение техникой, стоящей в подразделении, лежит и путь к овладению тактикой. Поэтому нужно сделать упор на то, чтобы каждый командир был бы по-настоящему хозяином своей техники, которая находится в его подразделении. А такое звено, как командир батальона, нужно смелее и решительнее приближать к знанию устава артиллерии, танков, авиации. Ведь это фактически звено, от которого еще один шаг до ступеней общего войскового командира.

Вся практика проведенных учений показывает, что мы в лице нашего командира батальона (когда он увязывает свою работу с различными командирами артиллерийских, танковых видов войск) не имеем достаточного развитого командира, потому что он не овладел, не понимает существа родов войск, и поскольку командир в артиллерии, в танковых войсках и в других войсках он более сохранен, то там, конечно, командир дивизиона, командир батальона с точки зрения своей военной культуры отличается от пехотного командира батальона, стоит выше его. Необходимо смелее командира батальона пехоты привлекать к овладению тактикой и техникой других родов войск.

Подготовка штабов. В отношении подготовки штабов, мы при оценке штаба обыкновенно обращаем свое внимание на технику штабной работы. Техника штабной работы тогда может быть высоко поднята, когда она обеспечит работу своему командиру, когда штабной командир будет как следует научен тактике ведения современного боя. Первый упор или первую задачу, которую нужно поставить перед их подготовкой в течение зимнего времени, это овладеть тактикой. Если он будет подготовлен в тактических вопросах, то справиться и с техникой ему будет проще, и тогда он явится действительным помощником своему командиру, не будет требовать опекунства от своего командира; понимая, как развивается бой, он будет смотреть несколько вперед и будет организовывать работу своего штаба с известной перспективой. Сейчас же большинство наших штабов до штаба полка включительно представляет определенное количество людей, которые являются в известной степени более или менее квалифицированными порученцами своего командира.

Крепко отстает, товарищ Народный комиссар обороны, наша пехота в огневой подготовке. Нет ли здесь в известной степени и нашей вины в том отношении, что мы — ответственные за подготовку пехоты своевременно не поставили вопрос, что одна тактическая подготовка, если огневая подготовка не будет крепко стоять в пехоте, будет означать однобокую подготовку пехоты. Последний год показывает, что мы огневую культуру, которую начали поднимать с 1931 г. (правда, как я говорил в первой части доклада, в значительной степени за счет ряда других дисциплин), мы сейчас эту огневую культуру начали утрачивать.

В огневой подготовке нужно сделать решительный перелом, особенно в вопросах так называемых боевых стрельб подразделением: отделением, взводом, ротой и т. д. Мы проводим боевые стрельбы методом, не отвечающим тем требованиям, которые Вы ставите своим приказом. Они проводятся в известной степени без участия нового оружия, которое получили наши пехотные подразделения. Требуется переоборудовать стрельбища: требуются совершенно новые методы управления мишенной обстановкой с огневого рубежа, требуется, чтобы мишенная обстановка жила, — только тогда можно создать боевую динамику.

Мы же и сейчас встречаемся с тем, что такое учение, как боевые стрельбы, проведенные целым батальоном, является фактически прямолинейным движением стрелков, даже без участия навесного оружия, как было в 139-й дивизии, где ни пулеметы, ни минометы, не принимали участия в этой стрельбе. Такое учение настраивает командный состав совершенно в другом направлении, так как не дает ему навыков в области управления огнем и не предъявляет к нему крепких требований с точки зрения обеспечения огня в интервалах, огня через голову. Все проходит чрезвычайно упрощенно. Эта погоня за пробоинами подчас затемняет тактическое понимание вопроса боевых стрельб.

Нужно прибавить, товарищ Маршал, и несколько патронов для огневой подготовки пехоты. Курс огневой подготовки 1938 г. при своем построении исходил в значительной степени из экономии боезапаса. Поэтому в области техники производства выстрела не добивались тех результатов, которые нам нужны. В частности, вопросы стрельбы стоя, с колена мы не дорабатывали, пытаясь компенсировать их только методикой подготовки.

Строевая подготовка бойца пехоты должна в области боевой подготовки явиться ведущей. Строевая подготовка пехоты и ее физическая подготовка всегда была по сравнению с другими родами войск, за исключением конницы, несколько выше. Сейчас строевая подготовка пехоты потеряла вкус, причем многие командиры не знают Строевого устава, не знают, что нужно взять для строевой подготовки пехоты из Строевого устава. Требовательный командир даже на полевых учениях должен заставить бойцов повиноваться его командам и безусловно выполнять те требования, какие предъявляются строем бойцу. Такие вопросы, как перепостроение строев, сохранение направления взводов и рот достигаются с большими потугами, совершенно неправильными командами, противоречащими нашим уставам.

После того как совершенно отчетливо определена линия, по которой нужно готовить пехоту, мы, сосредоточив все свои усилия, не ослабляя темпов, добьемся разрешения поставленных перед нами задач.

Если мы не упустим одиночную подготовку бойца и отделения в зимний период, разрешим эту задачу в сроки, которые указаны в программах, тогда к июню месяцу мы можем выйти с подготовленным взводом и расчетом, понимающим основы современного боя, могущими технически и тактически правильно разрешать боевые задачи.

РГВА, ф. 4, оп. 18, д. 55, л. 46-53.

источник: http://militera.lib.ru/docs/da/sov-new-1940/03.html (из сборника «Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г.»)