Старая погудка на новый лад/Сказка о Труде-королевне

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старая погудка на новый лад
Сказка о Труде-королевне
 : № 38
Из сборника «Старая погудка на новый лад». Источник: Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века. — Полное собрание русских сказок; Т. 8. Ранние собрания. — СПб.: Тропа Троянова, 2003. — Т. 8.


В некотором царстве, в некотором государстве жил-был король с королевою, которым Бог даровал дочь столь прекрасную, что сколько они ни имели у себя портретов королевен, то все она превосходила. Родители, желая знать о судьбе своей рожденной дочери, спрашивали мудрецов, славящихся в то время своими гаданиями, долго ли рожденная их дочь проживет на свете и какая ее участь. Мудрецы ответствовали, что королевна долгое время будет наслаждаться жизнью и многие принцы и короли будут за нее свататься, потому что она, вступя в супружество, в три года родит девять сынов, что ясных соколов — по локоть руки в золоте, по колено ноги в серебре, на каждом волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко. Король и королева, выслушав такое предсказание мудрецов, весьма сему обрадовались и в воспитании своей дочери прилагали особенное попечение. Как скоро она пришла в совершенный возраст, то начали за нее свататься многие принцы и короли, но король отказывал им всем, предлагая, что дочь его еще малолетна.

Между тем король Самбургского королевства, услыша о красоте Труды-королевны и о том, что она в три года по вступлении в супружество родит трех сыновей, что ясных соколов — по локоть руки в золоте, по колено ноги в серебре, на каждом волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко, не видав ее, воспылал к ней страстию; и нимало не медля, отправил своих послов к королю, ее отцу, с тем, чтобы он добровольно отдал за него свою дочь, а если на сие не согласится, то он противу его намерен идти войною, все королевство его разорит и огнем пожжет, его, короля, в полон возьмет, а на дочери его, прекрасной Труде, принужденно женится. Как скоро послы пришли к тому королю от Самбургского владетеля с грамотою, то король, благосклонно приняв от послов грамоту и прочитав оную, долгое время находился в глубокой задумчивости, зная притом, что Самбургский король войска имеет гораздо более, нежели он. Напоследок решился добровольно выдать за него свою дочь и вместе с сими послами отправил своих послов с грамотою, в которой объявляет, что он желает иметь такого славного короля своим зятем и просит, чтобы для бракосочетания приезжал он в его королевство. Самбургский король, получа таковую для себя приятную ведомость, весьма обрадовался и, не отлагая далее времени, опасаясь, дабы король не переменил своего намерения, вскоре отправился в то королевство со многочисленною знаменитою свитою.

Как скоро он приехал в то королевство, то король, отец Труды Прекрасной, узнав о сем, вышел ему навстречу, принимал его за белы руки, вводил в белокаменные палаты, сажал за столы дубовые, за скатерти браные, потчевал яствами сахарными и напитками крепкими. Король Самбургский, видя таковую ласковость, предложил королю: «Милостивый государь! Я пришел к тебе не думу крепкую думать, но пир пировать, почему прошу: покажи мне мою суженую и приведем к окончанию наше намерение». Король приказал приуготовлять все к брачному торжеству; и как все изготовлено было, то начали оное торжествовать с великою радостию. По окончании коего Самбургский король пробыл еще несколько времени в королевстве своего тестя, напоследок возвратился в свое королевство. Труда-королевна почувствовала себя беременною, чему радовался несказанно король, ее супруг. И за несколько времени объявлена была ему война от соседственного короля, почему король за нужное почел сам предводительствовать войском и, отъезжая на войну, попечение о своей королевне препоручил родной своей тетке, которая злобствовала на своего племянника тайно, для чего он не женился на ее дочери, коих было у ней три. Война была преопасная, и король не надеялся ближе трех лет возвратиться в свое королевство. Прощался со своею супругою, просил с покорностию свою тетку, чтобы она пособствовала при рождении его супруги и берегла рожденных от нее младенцев.

Спустя несколько времени по отъезде короля супруга его разрешилась от бремени тремя сыновьями, что ясными соколами, у которых руки были по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, на каждом волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко. Тетка же Самбургского короля взяла оных младенцев и, положа на дощечку, пустила в синее море, а на место их подложа к королевне трех щенков, отписала к королю, что его супруга разрешилась от бремени и вместо трех сыновей родила ему трех щенков. Король, прочитав сие письмо, весьма разгневался на королевну, не приметя того, что в сем действовала хитрость его тетки, и щенков приказал всех пометать. При вторичном разрешении Труды-королевны таким же образом поступила тетка ее супруга; а как она уже разрешилась в третий раз, то скрала сама одного младенца, но злобная тетка, не усмотрев сего, отписала к королю, что его супруга родила ему только двух щенков. Король приказал их пометать, а королевну до своего приезда посадить в темницу, которая, не зная за собой никакой вины, содержалась в оной долгое время. Король, благополучно и с великим успехом окончив войну, возвратился в свое королевство; по приезде своем, собрав своих министров, спрашивал у них, какое они определят наказание его супруге за то, что она его обманула, потому что обещалась она ему родить в три года девять сыновей, что ясных соколов, у которых руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, на всяком волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко, но вместо того родила восьмерых щенков. Все министры объяты были сильным недоумением и не знали, какой подать совет королю. Наконец один из них, будучи несколько смелее, донес с почтением королю: «Милостивый государь! Если удостоите выслушать меня, то я такого мнения: королева не иное какое заслуживает за сие наказание, как только ей выколоть глаза и выгнать ее из вашего королевства». Понравилось сие мнение для короля, и он в то же самое время приказал оное произвести в действо.

Труда-королевна с одним своим сыном, которого утаила при рождении, вышед из королевства, пошла прямо путем-дорогою к синему морю, на котором находился остров, и множество обитало всяких диких зверей. Приплыв к оному, жили несколько времени. Между тем и прочие ее сыновья, подплыв к тому острову, узнали друг друга, что они родные братья и что это была их мать, почему состроили для себя покои и упражнялись в звериной ловле.

Спустя несколько времени плыл корабль в Самбургское королевство, которое увидя, королевичи вышли все на остров и кричали им: «Господа корабельщики, просим покорно пожаловать к нам, и у нас товаров хотя купить не купите, однако посмотрите». Корабельщики, увидя таких прекрасных молодцов, любопытство побудило их посмотреть не их товаров, но самих их, почему направили ход корабля к тому острову и, взошед на оный, удивлялись им несказанно, а между тем и смотрели убитых ими зверей. По сем королевичи сказали корабельщикам: «Государи! Если вас не противно будет, то поднесите от нас королю подарок». И дали кожу с самого прекрасного зверя. Корабельщики обещались исполнить их приказание. И как достигли Самбургского королевства, то по обыкновению своему пришед на поклон к королю с подарками, между прочими разговорами донесли королю, что они, проезжая мимо острова, находящегося на синем море, видели девятерых прекрасных молодцов, у которых по локоть руки в золоте, по колено ноги в серебре, на каждом волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко, «и они вашему величеству прислали от себя подарок», который тогда же и вручили королю.

Самый же меньшой сын Труды королевны, ударясь об сыру землю, сделался птичкою и полетел во дворец послушать, что будет о них говорить король. Рассказывание приезжих господ корабельщиков возбудило сильное желание в короле, чтоб ехать к тому острову и посмотреть оных молодцов, но тетка его отсоветовала и говорила: «Как не стыдно Вашему величеству идти смотреть такой безделицы, в вашем королевском саду гуляет олень златорогий, какового во всем свете нет; лучше вам с господами корабельщиками идти в ваш сад и показать им оного оленя». Король согласился и приглашал приезжих корабельщиков с собою в сад. Выслушав сие, Иван-королевич, так назывался меньшой сын Труды-королевны, вылетел из царских палат и полетел прямо в королевский сад. Увидя оленя златорогого, ударился о сыру землю и стал по-прежнему молодцом. Потом, подошед к оленю, говорил: «Господин олень! Не слушайся злонравной тетки королевской, послушай меня, царского сына: пойдем со мною на остров». Олень ему повиновался. Между тем король с господами корабельщиками пошел в сад погулять и показать им оленя златорогого, но исходили весь сад и никакого оленя не видали. Весьма сие было досадно для короля, что обманула его тетка, и, возвратясь во дворец, раскаялся, для чего он не поехал к острову посмотреть сказываемых корабельщиками девятерых молодцов.

Иван-королевич, как скоро привел оленя златорогого на остров, то все братья его спрашивали, где он достал такого зверя и каким образом. Он уведомил их о всем обстоятельно, и братья удивлялись его хитрости и проворству. Спустя еще несколько времени проезжали мимо того же острова господа гости с различными товарами. Девять братьев, увидя корабль, закричали громким голосом: «Гой еси, господа корабельщики, просим покорно к нам пожаловать, товаров купить, и хотя не купите, но только посмотреть». Купцы, видя таких молодцов, удивились и не для товаров их, но для самих их, подъехали к острову. Королевичи показывали им свои товары и спрашивали купцов, в которое они едут королевство. И когда услышали, что в Самбургское королевство, то просили их, чтобы они приняли на себя труд поднести от них королю подарок. Купцы на сие согласились и обещались исполнить их просьбу. По приезде своем в Самбургское королевство собрались все господа гости и пошли на поклон к самому королю, которому в подарок поднесли что ни лучшее из своих товаров. Король удостоил их благосклонного своего принятия и позволил им торг свой производить во всем королевстве. Разговаривая с ними довольное время, спросил их, не случилось ли им в своем путешествии видеть что-либо удивительное. «Ваше величество, — отвечали купцы, — ничто так для нас не было удивительно, как один случай, который с нами повстречался за несколько не доезжая до вашего королевства. На острове синего моря живут девять молодцов — рост в рост, волос в волос и неописанной красоты. Но что всего привлекательнее, то у них у всех белые руки находятся по локоть в золоте, скорые ноги по колено в серебре, на каждом волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко». — «Уже от других я вас слышу о таковом чуде, — говорил король, — но не удастся мне самому их посмотреть». Они же между тем донесли королю, что «сии молодцы вашему величеству просили нас поднесть подарок из их звериной охоты», которой и поднесли королю, чем был он много доволен. В сие время Иван-королевич ударился о сыру землю и, сделавшись птичкою, полетел в царские палаты подслушать, что будет говорить король. По сем король предложил купцам, что не сделают ли они ему честь поехать с ним к тому острову. «Когда угодно сие вашему величеству, — отвечали купцы, — то мы за верх своего благополучия поставляем сотовариществовать вам». Услышав о сем тетка королевская и вошед в покои, говорила королю: «Как не стыдно вашему величеству для таковой безделицы столько себя трудить, а когда угодно вам погулять, то лучше извольте господ приезжих гостей повести в свой сад, в котором у вас сидит заморский кот — и песни поет, и сказки сказывает в одно время и ни на минуту не умолкает». Королю весьма сие не нравилось, но купцы просили его, чтобы он позволил им погулять по своему саду и посмотреть такое диво. Согласился король исполнить их просьбу и начал собираться. В сие время Иван-королевич, вылетев из покоев, полетел прямо в сад, где ударившись о сыру землю, стал молодцем и, подошед к заморскому коту, говорил: «Господин кот! Не слушайся тетки королевской, женщины ехидной, послушай меня, царского сына: пойдем со мною на островок». Кот его послушался. Как король с купцами пришел в сад и ходил долгое время по оному, но не мог видеть кота заморского, и с великою досадою возвратился во дворец, укоряя себя, для чего он послушался своей тещи[1], и не поехал с купцами к тому острову.

Иван же королевич, приведя заморского кота на свой остров, рассказал братьям своим и матери о всем том, что ни происходило при дворе королевском. Потом вскоре случилось мимо их острова еще ехать купеческому кораблю. Островитяне вышли на остров и закричали молодецким громким голосом: «Гой еси вы, господа корабельщики! Пожалуйте к нам на остров. Хотя товаров наших не купите, но их посмотрите». Они, увидя таких молодцов, причалили свой корабль к острову и, взошед на оный, не столько удивлялись их товарам, сколько им самим. По сем королевичи спросили их, в каком они королевстве намерены остановиться и производить свой торг. «В Самбургском», — отвечали купцы. Почему просили их, чтобы они поднесли королю от них подарок. Купцы за честь себе поставляли оказать им таковую услугу и, подняв якоря, благополучно отправились в свой путь. Недолго медлили в пути и, прибыв в Самбургское королевство, пошли к королю с подарками из своих товаров и просить позволения торговать в его королевстве. Самбургский король чужестранных гостей ласково принял, не отказался взять от них подарки и позволил им торговать в своем королевстве. По сем купцы объявили королю, что ехали мимо острова, неподалеку лежащего от его государства и видели девятерых молодцов удивительной красоты, но что более всего усугубляло их удивление, то было следующее: все сии молодцы имеют по локоть руки в золоте, ноги по колено в серебре, на всяком волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко. «Давно я о сем слыхал от многих, — говорил король, — но случай и разные обстоятельства не позволяли мне самолично видеть оных. Желательно было бы мне съездить на оный остров, в чем и вас прошу со мною сделать компанию». — «Очень хорошо, ваше величество, — отвечали купцы, — но прежде извольте от нас принять подарок, который вам прислали оные островитяне». Король с великою благосклонностию принял от купцов подарок островитян и благодарил их, что они доставляли ему сей подарок. Тетка королевская узнала, что король имеет намерение ехать к тому острову, советовала ему, чтобы он, оставя сие, лучше бы показал господам приезжим гостям гуляющего в его саду льва, у которого из левой лапы течет мертвая кровь, а из правой живая. Король согласился послушать ее в последний раз и начал собираться. Иван же королевич, превратясь в птичку, все подслушивал и вдруг полетел в сад, где ударясь о сыру землю, сделался молодцем и, подошед к льву, говорил ему с почтением: «Господин лев! Не слушайся тетки королевской, которая женщина самая ехидная и злобная, но послушай меня, царского сына, и пойдем со мною на остров». Лев повиновался и согласился с ним идти. Король же, собравшись, пошел в сад и, проходя весь сад раз около пяти, не мог увидеть никакого зверя, не довольно льва, весьма разгневался на свою тетку и выговаривал ей, для чего она его обманывает. Не желая более ее слушать советов, вознамерился ехать к острову посмотреть тех молодцов.

Иван-королевич, как скоро привел льва на остров, то из левой лапы взял крови и помазал глаза своей матери, которая сделалась совершенно мертвою, потом взял крови из правой лапы и помазал оною глаза своей матери, которая ожила и начала смотреть. Между тем король, побуждаем будучи любопытством посмотреть на острове живущих молодцов, не взирая ни на какие просьбы своей тетки, отправился туда. Как скоро он взошел на остров, то увидел девятерых королевичей, которые, отдав ему должное почтение, принимали его за белы руки и повели к своей матери. Король, увидя свою любезную супругу, несказанно обрадовался и, обнимая своих любезных орошал их лица своими слезами. После сего просил королеву, чтобы она перешла жить и с сыновьями во дворец. Она охотно на сие согласилась.

Король с великим торжеством и весельем въехал в королевство и, пришед прямо во дворец с своею супругою Трудою-королевною, отовсюду окружаем будучи девятью сыновьями, что ясными соколами, у которых были руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, на каждом волоску на голове по жемчужинке, во лбу светел месяц, а в затылке красное солнышко. Тетка его, увидя сие, пришла в великое недоумение и покушалась отравить себя ядом, но не успела. Самбургский король приказал ее привязать к конскому хвосту и размыкать по чисту полю, а дочерей ее, повеся на воротах, расстрелять. Сам же со своею супругою и любезными сыновьями начали жить во всяком благополучии.


Примечания

  1. Видимо, здесь должно быть «своей тетки».