Старая погудка на новый лад/Сказка о ленивой жене

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старая погудка на новый лад
Сказка о ленивой жене
 : № 39
Из сборника «Старая погудка на новый лад». Источник: Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века. — Полное собрание русских сказок; Т. 8. Ранние собрания. — СПб.: Тропа Троянова, 2003. — Т. 8.


В некоторой деревне жил-был крестьянин, который имел у себя столь ленивую жену, что скучно ей было что-нибудь сработать на самую себя. Крестьянин с великим прискорбием взирал на свою жену, но пособить было нечем. Он приметил, что на жене его изорвалась вся рубашка, сказал ей в одно время: «Надобно, жена, тебе переменку. Вот я завтре пойду на торг и куплю тебе рубашку». Жена весьма сему обрадовалась, что муж о ней имеет попечение. Крестьянин на другой день, вставши поутру, пошел на торг, на котором вместо рубахи жене купил гуся. Жена его в сие время топила печь и, увидя в окно, что муж ее несет белое, сочла то за рубашку и, снявши черную, бросила в печь, а сама осталась в одном только сарафане. Лишь только муж ее вошел в горницу, то жена требовала от него рубашки. Он отвечал ей, что вместо рубахи купил гуся, которого и приказал зажарить. Как наступило время обеда, то муж ее, желая более уличить жену свою в лености, позвал к себе кума, который от того не отказался.

Между тем ленивица говорила своему мужу: «Оставь мне, муж, гуся, а я лягу на полати и схоронюся от кума». Муж обещался ей оставить. И как пришел кум, то сели они двое за стол и начали есть. Ленивица, лежа на полатях, приметила, что уже гуся доедают, думала рукой достать себе кусок мяса и лишь только свалилась с полатей, то совсем и упала на пол. Кум, вскоча из-за стола и ухватя оглоданного гуся, начал оным бить куму свою, не зная, что это была она. Кума просила милости, говоря, что это она. Муж, видя, что кум все кости и ребра перещупал его жене, вскочил из-за стола, и отнял у него жену. В сие время кум, схватя шапку свою, сказал: «Прощай, кум, я у тебя с сих пор никогда в доме не буду».

На другой день крестьянин стал сбираться к своему тестю, куда звал и жену свою, которая отговаривалась, что ей не в чем ехать. «И! Глупенькая! — говорил муж. — Я оберну тебя в солому и положу в сани, а как приедем к матери твоей, то она даст тебе рубашку». И завернув ее в солому, положа в сани, поехал. И на ту пору прежестокий был мороз. И как он приехал к тестю на двор, то, вынув жену свою из саней, поставил ее в углу, а сам вошел в горницу, где тестем и тещею принят был очень ласково. И прошло сему уже много времени, между тем теща его вышла на двор и услышала, что кто-то стонет, взошла в горницу и говорила своему мужу, что у них кто-то стонет на дворе. Зять, вскоча из-за стола, говорил теще своей: «Ах матушка сударыня! Я позабыл вам сказать, что это жена моя, у которой нет рубашки». И потом рассказал проказы все жены своей. Мать, сожалея о своей дочери, взяла ее в избу, надела на нее рубаху и шубу, а она, весьма озябнув, просила у матери своей льну прясть. Мать ей отсоветовала в тот день работать, но твердила ей, чтобы она не ленилась. И таким образом муж ленивую свою жену призвал к работе, и стали жить-быть да добра наживать.