Старая погудка на новый лад/Сказка о старичках-келейчиках

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старая погудка на новый лад
Сказка о старичках-келейчиках
 : № 25
Из сборника «Старая погудка на новый лад». Источник: Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века. — Полное собрание русских сказок; Т. 8. Ранние собрания. — СПб.: Тропа Троянова, 2003. — Т. 8.


В некотором царстве, в некотором государстве жил-был купец, у которого была одна только дочь, собою весьма прекрасна, имя же ей было Ольга. По некоем времени умерла у купца жена, и дочь его осталась сиротою. Купец, будучи еще в совершенных летах, вознамерился жениться на другой жене, от которой также родилась другая дочь. Мачеха ненавидела свою падчерицу, а горячо любила свою дочь. К несчастию прекрасной Ольги умер и ее отец, почему мачеха наипаче начала гнать свою падчерицу. Между тем старички-келейчики хаживали из другого королевства в дом их просить милостыню и, подойдя к окну, говорили: «Матушка Ольга Прекрасная, сотвори нам свою милостинку». Мачеха же ее, сидя у окна говорила: «Я хороша, я пригожа, я вам подам милостыню». Но старички-келейчики отвечали ей: «Хотя ты хороша и пригожа, однако же Ольга Прекрасная гораздо лучше тебя». Мачеха рассердилась за сие на свою падчерицу, приказала ее посадить в холодный погреб на двое суток, по происшествии коего времени велела истопить баню жарко-нажарко и ввела ее в оную, где дав ей выпить сонного порошку, велела вывести ее в чисто поле и вынуть из нее сердце и отрубить мизинец.

Слуга, получа такое приказание от своей госпожи, вывез Ольгу Прекрасную в чисто поле и так плакал над нею, сожалея, что она безвинно страждет, что всю ее сорочку смочил горючими слезами. От сего Ольга Прекрасная проснулась и, глядя на слугу, спрашивала: «О чем ты плачешь?» — «Как мне не плакать, матушка Ольга Прекрасная! Мачеха твоя велела мне тебя, вывезя в чистое поле, вынуть из тебя сердце и отрубить мизинец». — «Делай что тебе приказано, — говорила Ольга Прекрасная, — я нимало не противлюсь». — «Как могу я к сему преступить, — продолжал слуга, — у меня руки не поднимаются; и я соглашусь лучше претерпеть какое жестокое наказание от вашей мачехи, нежели вас умертвить». Ольга, будучи сим чувствительно тронута, пришед в некоторое отчаяние, взяла нож и отрезала себе сама мизинец, который и отдала слуге. Он весьма удивился великодушию молодой девицы и вознамерился ее оставить живою; схватил мимо бегущую тогда собаку и, разорвав ее, вынул у ней сердце. Потом с крайним соболезнованием Ольгу оставил в поле, а с собачьим сердцем и мизинцем Ольги поехал к своей госпоже, которой по приезде своем все вручил. Мачеха, получа сердце и мизинец, говорила слуге, что так очень мало сердце и не похоже на человеческое. Он отвечал, что точно такое вынул из Ольги Прекрасной. Она сему не поверила и жестоко его наказала.

Между тем Ольга пошла прямо по чисту полю, не зная сама, куда идет. Наконец пришла к одному великолепному дому, стоящему в середине леса, и взошед в оной, видит, что никого нет, а все по покоям разметано. Она тотчас все убрала и каждую вещь положила на свое место; после чего села за печку, опасаясь, что не воры ли живут в сем доме. После сего вскоре приехали хозяева сего дома, которые были охотники, и вошед в покой, больший брат сказал: «Братцы! Никак без нас здесь были воры?» — «Напрасно ты, братец, говоришь, — подхватил середний брат, — но, знать, был какой-нибудь человек, потому что все убрано и к месту положено». Меньшой же, выслушав сие, говорил: «Если ты здесь, добрый человек, то выйди к нам; и когда ты старик, то будь нам дедушка, если молодой — будь нам брат; когда старушка — то будь нам бабушка, а когда молодая — то сестрица». Ольга, услышав, размышляла с собою, выйти ли ей к ним или не выходить; наконец решилась показаться им. И как скоро вышла к ним из-за печки, то они, увидя ее, весьма обрадовались и чтобы она не занималась черною работою, наняли ей служанку, а сами по-прежнему ходили на охоту.

В один день Ольга Прекрасная сидела под окном, и видит она, что подходили к окну старички-келейчики, которые просили милостыни: «Матушка Ольга Прекрасная! Сотвори нам свою милостыню». Она им не отказала и спрашивала, жива ли ее мачеха. «Жива», — отвечали келейчики. Почему просила их Ольга Прекрасная, чтобы они к ней снесли от нее гостинец — сладкий пирог. Старички-келейчики обещались сие исполнить и, взявши пирог, тотчас полетели к ее мачехе. Пришед в ее дом, стали просить милостыню, в чем мачеха им отказала. Они между тем, сказали ей: «Матушка, сударыня! Изволь хотя выглянуть в окошко». Мачеха Ольги Прекрасной выглянула, и они ей, подавая пирог, говорили: «Вот, сударыня! Ваша дочка прислала вам гостинец». — «Очень хорошо, — говорила мачеха, — благодарите от меня мою милую дочь и отнесите ей от меня сорочку, изнизанную жемчугом». Старички-келейчики, взяв сорочку, помчались с нею к Ольге Прекрасной, которой, принеся от мачехи поклон, отдали подарок. Ольга Прекрасная с великим удовольствием приняла оную. Старичков же келейчиков накормила и напоила и, отпустя их, дала им на дорогу денег.

Проводя старичков-келейчиков, пошла Ольга Прекрасная в беседку и, надев на себя сорочку, вдруг обмерла. Служанка долгое время ожидала своей хозяйки, наконец вздумала ее везде искать, и пришед в беседку, увидя Ольгу Прекрасную мертвою, начала плакать, и лишь только дотронулась сорочки, то также обмерла. Названные братья Ольги, приехав с охоты, видя, что никого нет в покоях, туда и сюда ходили искать. Взошед в беседку и увидя сестру свою и служанку мертвых, неутешно плакали. Напоследок заказали сделать хрустальную гробницу и, среди двора врыв четыре столба мраморные, на оные поставили гробницу с телом сестры своей; и лишь дотронулись и они до сорочки, то сделались и сами мертвыми.

Спустя несколько времени случилось мимо сего монумента ехать того государства королевскому сыну, который дядьке своему велел известиться, что это такое. Дядька, взошед на двор, не видит никого; напоследок, подошед к столбам, увидел, что все мертвы, и в гробнице лежит прекрасная девица, возвратясь, уведомил о всем королевича, который с нетерпеливостью приказал снять гробницу со столбов и, поставя на дроги, нарочно к тому изготовленные, привез оную с собою во дворец и в своей особливой комнате поставил, в которую ходил всякое утро и плакал, довольно сожалея о том, что такой цвет красоты заблек рано. Как же скоро выходил из комнаты своей, то оную запирал и ключ от оной, не вверяя никому, брал с собою.

Мать королевича начала примечать, что сын ее находится долгое время в великой задумчивости и удаляется всех забав и увеселений, к которым прежде сего был пристрастен. В один день, как королевич сошел со двора, мать его, подобрав ключ к его комнате и взошедши в оную, увидела хрустальную гробницу, подошла к ней и усмотрела девицу лежащую, отменной красоты. Жемчугом унизанная сорочка прельстила глаза матери королевской, и она рассуждала сама с собою, что лучше оную с мертвой снять и надеть на нее из самого лучшего полотна. И лишь только она сняла сорочку с Ольги Прекрасной, то сия, вспрянув, сказала: «Ах! Сколь долго я спала». После чего встала из гробницы, видит незнакомых людей, спрашивала, где она находится. Мать королевичева отвечала ей, что она в Азельском дворце и, взяв ее за руку, расспрашивала, от чего это ей приключилось. Ольга Прекрасная рассказала ей все, что выслушав, королева приказала сорочку сжечь в ту же самую минуту посереди чистого поля.

Между тем королевич возвратился во дворец и, взошед в свою комнату, увидя, что в гробнице нет девицы, начал плакать. Мать, услыша сие, взошла к нему и спрашивала, о чем он плачет. «Как мне не плакать, государыня моя матушка! — отвечал королевич. — Здесь в гробнице лежала девица, а теперь ее нет». Королева взяла его за руку и, ничего не говоря, повела в свой покой, в который лишь только вошел королевич и, увидя девицу живую, весьма обрадовался и в ту ж самую минуту просил он у матери своей позволения на ней жениться. Королева нимало сему не воспрепятствовала. Вскоре потом совершено было бракосочетание. И так королевич с Ольгою Прекрасною начали жить во всяком благополучии.