Стол и постеля (Вяземский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Стол и постеля


Полюбил я сердцем Леля,[1]
По сердцу пришёл Услад![2]
Был бы стол, была б постеля —
Я доволен и богат.

Пусть боец в кровавом деле
Пожинает лавр мечом;
Розы дышат на постеле,
Виноградник за столом.

Одами поэт Савелий
Всех пленяет кротким сном;
Век трудится для постели
Он за письменным столом.

Бедствий меньше бы терпели,
Если б люди, страстны к злу,
Были верны в ночь постели,
Верны днём, как я, столу.

За столом достигнув цели,
На постель я часто шёл,
Завтра, может быть, с постели
Понесут меня на стол.


<1817>


Примечания

Первая публикация: «Благонамеренный». 1821, No 10, помета: Варшава, с вар. ст. 14. — «Невский альманах». Спб., 1825. Авториз. копия в РСб-2, с авторской правкой, приводящей к окончательному тексту. Две копии в Тетради А. И. Тургенева и копия в записной книжке Батюшкова 1817 г. «Чужое — моё сокровище» (ГПБ, арх. К. Н. Батюшкова; опубл.: Батюшков К. Н. Соч. Спб., 1885. Т. 2. С. 294—295); все три — ранний вар.

  1. Лель (слав. миф.) — бог любви и весны.
  2. Услад — условное имя древнерусского воина.