Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/261

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

бодкѣ“ ей дали прозвище получше: „Бузинная матушка“. Смотри же на нее хорошенько, да слушай, что я буду разсказывать!

Такой же точно большой, покрытый цвѣтами, кустъ росъ въ углу одного бѣднаго дворика въ „Новой слободкѣ“. Подъ кустомъ сидѣли въ послѣобѣденный часъ и грѣлись на солнышкѣ старичокъ со старушкой: старый отставной матросъ и его жена. Старички были богаты дѣтьми, внуками и правнуками и скоро должны были отпраздновать свою золотую свадьбу, да только не помнили хорошенько дня и числа. Изъ зелени глядѣла на нихъ Бузинная матушка, такая же славная и привѣтливая, какъ вотъ эта, и говорила: „Я-то знаю день вашей золотой свадьбы!“ Но старики были заняты разговоромъ,—они вспоминали старину—и не слышали ея.

— Да, помнишь,—сказалъ старый матросъ:—какъ мы бѣгали и играли съ тобой дѣтьми! Вотъ тутъ, на этомъ самомъ дворѣ, мы разводили себѣ садикъ! Помнишь, втыкали въ землю прутики и вѣточки?

— Да, да!—подхватила старушка.—Помню, помню! Мы усердно поливали эти вѣточки; одна изъ нихъ была бузинная, пустила корни, ростки и вотъ какъ разрослась! Мы, старички, можемъ теперь сидѣть въ ея тѣни!

— Правда!—продолжалъ мужъ.—А вонъ въ томъ углу стоялъ чанъ съ водою. Тамъ мы спускали въ воду мой корабликъ, который я самъ вырѣзалъ изъ дерева. Какъ онъ плавалъ! А скоро мнѣ пришлось пуститься и въ настоящее плаванье.

— Да, но прежде еще мы ходили въ школу и кое-чему научились!—перебила старушка.—Наконецъ, насъ конфирмовали. Мы оба прослезились тогда!.. А потомъ взялись за руки и пошли осматривать „Круглую башню“, взбирались на самый верхъ и любовались оттуда городомъ и моремъ. Послѣ же мы отправились въ Фредериксбергъ и смотрѣли, какъ катались по каналамъ въ своей великолѣпной лодкѣ король съ королевой.

— Да, и скоро мнѣ пришлось пуститься въ настоящее плаваніе! Много, много лѣтъ провелъ я вдали отъ родины!

— Сколько слезъ я пролила! Мнѣ ужъ думалось, что ты умеръ и лежишь на днѣ морскомъ! Сколько разъ вставала я по ночамъ посмотрѣть, вертится-ли флюгеръ. Флюгеръ-то вертѣлся, а ты все не пріѣзжалъ! Я отлично помню, какъ разъ, въ самый ливень, во дворъ къ намъ пріѣхалъ мусорщикъ. Я жила тамъ въ прислугахъ и вышла съ мусорнымъ ящикомъ, да


Тот же текст в современной орфографии

бодке» ей дали прозвище получше: «Бузинная матушка». Смотри же на неё хорошенько, да слушай, что я буду рассказывать!

Такой же точно большой, покрытый цветами, куст рос в углу одного бедного дворика в «Новой слободке». Под кустом сидели в послеобеденный час и грелись на солнышке старичок со старушкой: старый отставной матрос и его жена. Старички были богаты детьми, внуками и правнуками и скоро должны были отпраздновать свою золотую свадьбу, да только не помнили хорошенько дня и числа. Из зелени глядела на них Бузинная матушка, такая же славная и приветливая, как вот эта, и говорила: «Я-то знаю день вашей золотой свадьбы!» Но старики были заняты разговором, — они вспоминали старину — и не слышали её.

— Да, помнишь, — сказал старый матрос: — как мы бегали и играли с тобой детьми! Вот тут, на этом самом дворе, мы разводили себе садик! Помнишь, втыкали в землю прутики и веточки?

— Да, да! — подхватила старушка. — Помню, помню! Мы усердно поливали эти веточки; одна из них была бузинная, пустила корни, ростки и вот как разрослась! Мы, старички, можем теперь сидеть в её тени!

— Правда! — продолжал муж. — А вон в том углу стоял чан с водою. Там мы спускали в воду мой кораблик, который я сам вы́резал из дерева. Как он плавал! А скоро мне пришлось пуститься и в настоящее плаванье.

— Да, но прежде ещё мы ходили в школу и кое-чему научились! — перебила старушка. — Наконец, нас конфирмовали. Мы оба прослезились тогда!.. А потом взялись за руки и пошли осматривать «Круглую башню», взбирались на самый верх и любовались оттуда городом и морем. После же мы отправились в Фредериксберг и смотрели, как катались по каналам в своей великолепной лодке король с королевой.

— Да, и скоро мне пришлось пуститься в настоящее плавание! Много, много лет провёл я вдали от родины!

— Сколько слёз я пролила! Мне уж думалось, что ты умер и лежишь на дне морском! Сколько раз вставала я по ночам посмотреть, вертится ли флюгер. Флюгер-то вертелся, а ты всё не приезжал! Я отлично помню, как раз, в самый ливень, во двор к нам приехал мусорщик. Я жила там в прислугах и вышла с мусорным ящиком, да