Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/328

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

мали, что я уже не вернусь больше? Мнѣ очень повезло съ тѣхъ поръ, какъ я разстался съ вами. Я во всѣхъ отношеніяхъ завоевалъ себѣ прочное положеніе въ свѣтѣ и могу откупиться отъ службы, когда пожелаю!

При этихъ словахъ онъ забренчалъ цѣлою связкой дорогихъ часовыхъ брелоковъ, а потомъ началъ играть толстою золотою шейною цѣпочкой. Пальцы его такъ и блестѣли брилліантовыми перстнями! И золото, и камни были настоящіе, а не поддѣльные!

— Я просто въ себя не могу придти отъ удивленія!—сказалъ ученый.—Что это такое?

— Да, явленіе не совсѣмъ обыкновенное, это правда!—сказала тѣнь.—Но вы, вѣдь, сами не принадлежите къ числу обыкновенныхъ людей, а я, какъ вы знаете, съ дѣтства ходилъ по вашимъ стопамъ. Какъ только вы нашли, что я достаточно созрѣлъ для того, чтобы зажить самостоятельно, я и пошелъ своею дорогой, добился, какъ видите, полнаго благосостоянія, да вотъ взгрустнулось что-то по васъ, захотѣлось повидаться съ вами, пока вы еще не умерли—вы, вѣдь, должны же умереть!—и кстати взглянуть еще разокъ на эти края. Всегда, вѣдь, сохраняешь любовь къ своей родинѣ!.. Я знаю, что у васъ теперь новая тѣнь; скажите, не долженъ-ли я что-нибудь eй или вамъ? Только скажите слово—и я заплачу.

— Нѣтъ, такъ это въ самомъ дѣлѣ ты?!—вскричалъ ученый.—Вотъ диво, такъ диво! Никогда бы я не повѣрилъ, что моя старая тѣнь вернется ко мнѣ, да еще человѣкомъ!

— Скажите же мнѣ, не долженъ-ли я вамъ?—спросила опять тѣнь.—Мнѣ не хотѣлось бы быть у кого нибудь въ долгу!

— Что за разговоры!—сказалъ ученый.—Какой тамъ долгъ! Ты вполнѣ свободенъ! Я несказанно радъ твоему счастью! Садись же, старый дружище, и разскажи мнѣ, какъ все это вышло, и что ты увидалъ въ томъ домѣ, напротивъ?

— Сейчасъ разскажу!—сказала тѣнь и усѣлась.—Но съ условіемъ, что вы дадите мнѣ слово не говорить никому здѣсь, въ городѣ,—гдѣ бы вы меня ни встрѣтили—что я былъ когда-то вашею тѣнью! Я, вѣдь, могу вздумать жениться! Я въ состояніи содержать и не одну семью!

— Будь спокоенъ!—сказалъ ученый.—Никто не будетъ

Тот же текст в современной орфографии

мали, что я уже не вернусь больше? Мне очень повезло с тех пор, как я расстался с вами. Я во всех отношениях завоевал себе прочное положение в свете и могу откупиться от службы, когда пожелаю!

При этих словах он забренчал целою связкой дорогих часовых брелоков, а потом начал играть толстою золотою шейною цепочкой. Пальцы его так и блестели бриллиантовыми перстнями! И золото, и камни были настоящие, а не поддельные!

— Я просто в себя не могу прийти от удивления! — сказал учёный. — Что это такое?

— Да, явление не совсем обыкновенное, это правда! — сказала тень. — Но вы, ведь, сами не принадлежите к числу обыкновенных людей, а я, как вы знаете, с детства ходил по вашим стопам. Как только вы нашли, что я достаточно созрел для того, чтобы зажить самостоятельно, я и пошёл своею дорогой, добился, как видите, полного благосостояния, да вот взгрустнулось что-то по вас, захотелось повидаться с вами, пока вы ещё не умерли — вы, ведь, должны же умереть! — и кстати взглянуть ещё разок на эти края. Всегда, ведь, сохраняешь любовь к своей родине!.. Я знаю, что у вас теперь новая тень; скажите, не должен ли я что-нибудь eй или вам? Только скажите слово — и я заплачу.

— Нет, так это в самом деле ты?! — вскричал учёный. — Вот диво, так диво! Никогда бы я не поверил, что моя старая тень вернётся ко мне, да ещё человеком!

— Скажите же мне, не должен ли я вам? — спросила опять тень. — Мне не хотелось бы быть у кого-нибудь в долгу!

— Что за разговоры! — сказал учёный. — Какой там долг! Ты вполне свободен! Я несказанно рад твоему счастью! Садись же, старый дружище, и расскажи мне, как всё это вышло, и что ты увидал в том доме, напротив?

— Сейчас расскажу! — сказала тень и уселась. — Но с условием, что вы дадите мне слово не говорить никому здесь, в городе, — где бы вы меня ни встретили — что я был когда-то вашею тенью! Я, ведь, могу вздумать жениться! Я в состоянии содержать и не одну семью!

— Будь спокоен! — сказал ученый. — Никто не будет