Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/329

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

знать, кто ты собственно такой! Вотъ моя рука! Даю тебѣ слово! А человѣкъ, вѣдь, слово…[1]

— Слово же тѣнь!—докончила тѣнь,—иначе, вѣдь, она не могла выразиться.

Вообще же ученому оставалось только удивляться, какъ много было въ ней человѣческаго, начиная съ самаго платья: черная пара изъ тонкаго сукна, на ногахъ лакированные сапоги, а въ рукахъ цилиндръ, который могъ складываться, такъ что отъ него оставалось только донышко, да поля; о брелокахъ, золотой цѣпочкѣ и брилліантовыхъ перстняхъ мы уже говорили. Да, тѣнь была одѣта превосходно, и это-то собственно и придавало ей видъ настоящаго человѣка.

— Теперь я разскажу!—сказала тѣнь и придавила ногами, въ лакированныхъ сапогахъ, рукавъ новой тѣни ученаго, которая, какъ собачка, лежала у его ногъ.

Зачѣмъ она это сдѣлала, изъ высокомѣрія-ли, или, можетъ быть, въ надеждѣ приклеить ее къ своимъ ногамъ—неизвѣстно. Тѣнь же, лежавшая на полу, даже не шевельнулась, вся превратившись въ слухъ: ей очень хотѣлось знать, какъ это можно добиться свободы и сдѣлаться самой себѣ госпожею.

— Знаете, кто жилъ въ томъ домѣ?—спросила бывшая тѣнь.—Нѣчто прекраснѣйшее въ мірѣ—сама поэзія! Я провела тамъ три недѣли, а это все равно, что прожить на свѣтѣ три тысячи лѣтъ и прочесть все, что сочинено и написано поэтами,—я вамъ говорю, и это вѣрно. Я видѣлъ все и знаю все.

— Поэзія!—вскричалъ ученый.—Да, да! она часто живетъ отшельницей въ большихъ городахъ! Поэзія! Я видѣлъ ее только мелькомъ, да и то заспанными глазами! Она стояла на балконѣ и сверкала, какъ сѣверное сіяніе! Разсказывай же, разсказывай! Ты былъ на балконѣ, вошелъ въ дверь и…?

— И попалъ въ переднюю!—подхватила тѣнь.—Вы, вѣдь, всегда сидѣли и смотрѣли на переднюю. Она не была освѣщена, и въ ней стоялъ какой-то полумракъ, но въ отворенную дверь виднѣлась цѣлая амфилада[2] освѣщенныхъ покоевъ. Меня бы этотъ свѣтъ уничтожилъ въ конецъ, если бы я сейчасъ же

  1. Сокращеніе датской поговорки: „En Mand ег en Mand, et Ord er et Ord“, т. e. „Человѣкъ—человѣкъ, слово—слово“. Тѣнь измѣняетъ вторую часть поговорки сообразно своему положенію, вслѣдствіе чего фраза, конечно, принимаетъ сатирическій оттѣнокъ. Примѣч. перев.
  2. Анфилада — ряд примыкающих друг к другу помещений, дверные проёмы которых расположены по одной оси, что создаёт сквозную перспективу интерьеров. (прим. редактора Викитеки)
Тот же текст в современной орфографии

знать, кто ты собственно такой! Вот моя рука! Даю тебе слово! А человек, ведь, слово…[1]

— Слово же тень! — докончила тень, — иначе, ведь, она не могла выразиться.

Вообще же учёному оставалось только удивляться, как много было в ней человеческого, начиная с самого платья: чёрная пара из тонкого сукна, на ногах лакированные сапоги, а в руках цилиндр, который мог складываться, так что от него оставалось только донышко, да поля; о брелоках, золотой цепочке и бриллиантовых перстнях мы уже говорили. Да, тень была одета превосходно, и это-то собственно и придавало ей вид настоящего человека.

— Теперь я расскажу! — сказала тень и придавила ногами, в лакированных сапогах, рукав новой тени учёного, которая, как собачка, лежала у его ног.

Зачем она это сделала, из высокомерия ли, или, может быть, в надежде приклеить её к своим ногам — неизвестно. Тень же, лежавшая на полу, даже не шевельнулась, вся превратившись в слух: ей очень хотелось знать, как это можно добиться свободы и сделаться самой себе госпожою.

— Знаете, кто жил в том доме? — спросила бывшая тень. — Нечто прекраснейшее в мире — сама поэзия! Я провела там три недели, а это всё равно, что прожить на свете три тысячи лет и прочесть всё, что сочинено и написано поэтами, — я вам говорю, и это верно. Я видел всё и знаю всё.

— Поэзия! — вскричал ученый. — Да, да! она часто живёт отшельницей в больших городах! Поэзия! Я видел её только мельком, да и то заспанными глазами! Она стояла на балконе и сверкала, как северное сияние! Рассказывай же, рассказывай! Ты был на балконе, вошёл в дверь и…?

— И попал в переднюю! — подхватила тень. — Вы, ведь, всегда сидели и смотрели на переднюю. Она не была освещена, и в ней стоял какой-то полумрак, но в отворённую дверь виднелась целая амфилада[2] освещённых покоев. Меня бы этот свет уничтожил вконец, если бы я сейчас же

  1. Сокращение датской поговорки: «En Mand ег en Mand, et Ord er et Ord», т. e. «Человек — человек, слово — слово». Тень изменяет вторую часть поговорки сообразно своему положению, вследствие чего фраза, конечно, принимает сатирический оттенок. Примеч. перев.
  2. Анфилада — ряд примыкающих друг к другу помещений, дверные проёмы которых расположены по одной оси, что создаёт сквозную перспективу интерьеров. (прим. редактора Викитеки)