Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/312

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

подь одарилъ тебя способностями, онъ же посылаетъ тебѣ и добрыхъ покровителей. Старикъ графъ, что живетъ на углу, говорилъ мнѣ сегодня о тебѣ. Я тоже видѣлъ твои рисунки… Ну, на нихъ-то мы поставимъ крестъ,—въ нихъ много найдется погрѣшностей! А вотъ теперь ты можешь два раза въ недѣлю приходить въ мою рисовальную школу и скоро выучишься рисовать получше. Я думаю, однако, что въ тебѣ больше задатковъ для архитектора, чѣмъ для художника. Ну, да современемъ самъ увидишь! Но смотри, сегодня же сходи въ угловой домъ къ графу поблагодарить его, да поблагодари и Бога за такого покровителя!

На углу стоялъ огромный домъ; надъ окнами красовались лѣпные слоны и дромадеры; все носило отпечатокъ старины. Но старый графъ предпочиталъ наше время со всѣмъ, что въ немъ было хорошаго, не разбирая, откуда оно идетъ—изъ бель-этажа, изъ подвала, или съ чердака.

— Право, кажется, чѣмъ кто знатнѣе, тѣмъ тотъ и проще!—сказала жена привратника.—Какъ просто держитъ себя старый графъ! Говоритъ, ну, вотъ, какъ ты да я! Генералъ съ генеральшею такъ не могутъ! Георгъ вчера въ себя придти не могъ отъ восторга, такъ мило графъ съ нимъ обошелся! Да и я сегодня, послѣ милостиваго пріема его сіятельства, тоже сама не своя! Ну, не хорошо-ли, что мы не отдали Георга въ ученье! У него такія способности!

— Да, но имъ нужна помощь со стороны!—замѣтилъ отецъ.

— Помощь у него будетъ!—отвѣтила мать.—Графъ насчетъ этого такъ ясно и милостиво выразился!

— А все-таки вышло-то все, благодаря генеральской семьѣ!—замѣтилъ отецъ.—Ее тоже надо поблагодарить.

— Отчего же не поблагодарить!—отвѣтила мать.—Только по-моему не за что особенно! А вотъ Господа Бога такъ я поблагодарю отъ всего сердца! Поблагодарю Его и за то, что барышня Эмилія поправляется!

Да, генеральская дочка быстрыми шагами шла впередъ по пути выздоровленія; шелъ быстрыми шагами впередъ и Георгъ. Въ тотъ же годъ онъ удостоился малой серебряной медали, а затѣмъ попозже и большой.


— Охъ, лучше бы мы отдали его въ ученье!—со слезами причитала жена привратника.—Тогда бы по крайней мѣрѣ онъ


Тот же текст в современной орфографии

подь одарил тебя способностями, он же посылает тебе и добрых покровителей. Старик граф, что живёт на углу, говорил мне сегодня о тебе. Я тоже видел твои рисунки… Ну, на них-то мы поставим крест, — в них много найдётся погрешностей! А вот теперь ты можешь два раза в неделю приходить в мою рисовальную школу и скоро выучишься рисовать получше. Я думаю, однако, что в тебе больше задатков для архитектора, чем для художника. Ну, да со временем сам увидишь! Но смотри, сегодня же сходи в угловой дом к графу поблагодарить его, да поблагодари и Бога за такого покровителя!

На углу стоял огромный дом; над окнами красовались лепные слоны и дромадеры; всё носило отпечаток старины. Но старый граф предпочитал наше время со всем, что в нём было хорошего, не разбирая, откуда оно идёт — из бельэтажа, из подвала, или с чердака.

— Право, кажется, чем кто знатнее, тем тот и проще! — сказала жена привратника. — Как просто держит себя старый граф! Говорит, ну, вот, как ты да я! Генерал с генеральшею так не могут! Георг вчера в себя прийти не мог от восторга, так мило граф с ним обошёлся! Да и я сегодня, после милостивого приёма его сиятельства, тоже сама не своя! Ну, не хорошо ли, что мы не отдали Георга в ученье! У него такие способности!

— Да, но им нужна помощь со стороны! — заметил отец.

— Помощь у него будет! — ответила мать. — Граф насчёт этого так ясно и милостиво выразился!

— А всё-таки вышло-то всё, благодаря генеральской семье! — заметил отец. — Её тоже надо поблагодарить.

— Отчего же не поблагодарить! — ответила мать. — Только по-моему не за что особенно! А вот Господа Бога так я поблагодарю от всего сердца! Поблагодарю Его и за то, что барышня Эмилия поправляется!

Да, генеральская дочка быстрыми шагами шла вперёд по пути выздоровления; шёл быстрыми шагами вперёд и Георг. В тот же год он удостоился малой серебряной медали, а затем попозже и большой.


— Ох, лучше бы мы отдали его в ученье! — со слезами причитала жена привратника. — Тогда бы по крайней мере он