Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/407

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

тебя!“ Но веревка была коротка, и ослу не удавалось дотянуться до репейника.

Въ саду собралось разъ большое общество; къ хозяевамъ пріѣхали знатные гости изъ столицы, молодые люди, прелестныя молодыя дѣвушки, и между ними одна барышня издалека, изъ Шотландіи, знатнаго рода и очень богатая. Завидная невѣста,—говорили холостые молодые люди и ихъ маменьки.

Молодежь рѣзвилась на лужайкѣ, играла въ крокетъ, затѣмъ всѣ отправились гулять по саду; каждая барышня сорвала по цвѣточку и воткнула его въ петлицу одного изъ молодыхъ людей. Молодая же шотландка долго озиралась кругомъ, выбирала, выбирала, но такъ ничего и не выбрала: ни одинъ изъ садовыхъ цвѣтковъ не пришелся ей по вкусу. Но вотъ она глянула за рѣшетку, гдѣ росъ репейникъ, увидала его изсиня-красные пышные цвѣты, улыбнулась и попросила сына хозяина дома сорвать ей одинъ изъ нихъ.

— Это цвѣтокъ Шотландіи!—сказала она.—Онъ красуется въ шотландскомъ гербѣ. Дайте мнѣ его!

И онъ сорвалъ самый красивый, уколовъ себѣ при этомъ пальцы, словно цвѣтокъ росъ на колючемъ шиповникѣ.

Барышня продѣла цвѣтокъ молодому человѣку въ петлицу, и онъ былъ очень польщенъ этимъ, да и каждый изъ остальныхъ молодыхъ людей охотно бы отдалъ свой роскошный садовый цвѣтокъ, чтобы только получить изъ ручекъ прекрасной шотландки хоть репейникъ. Но ужъ если былъ польщенъ хозяйскій сынъ, то что же почувствовалъ самъ репейникъ? Его какъ будто окропило росою, освѣтило солнышкомъ.

„Однако, я поважнѣе, чѣмъ думалъ!“ сказалъ онъ про себя. „Мѣсто-то мое, пожалуй, въ саду, а не за рѣшеткою. Вотъ, право, какъ странно играетъ нами судьба! Но теперь хоть одно изъ моихъ дѣтищъ перебралось за рѣшетку, да еще угодило въ петлицу!“

И съ тѣхъ поръ репейникъ разсказывалъ объ этомъ событіи каждому вновь распускавшемуся бутону. Не прошло затѣмъ и недѣли, какъ репейникъ услышалъ новость—не отъ людей, не отъ щебетуній-пташекъ, а отъ самого воздуха, который воспринимаетъ и разноситъ повсюду малѣйшій звукъ, раздавшійся въ самыхъ глухихъ аллеяхъ сада, или во внутреннихъ покояхъ дома, гдѣ окна и двери отворены настежь. Вѣтеръ сообщилъ, что молодой человѣкъ, получившій изъ прекрасныхъ рукъ шотландки цвѣтокъ


Тот же текст в современной орфографии

тебя!» Но верёвка была коротка, и ослу не удавалось дотянуться до репейника.

В саду собралось раз большое общество; к хозяевам приехали знатные гости из столицы, молодые люди, прелестные молодые девушки, и между ними одна барышня издалека, из Шотландии, знатного рода и очень богатая. Завидная невеста, — говорили холостые молодые люди и их маменьки.

Молодёжь резвилась на лужайке, играла в крокет, затем все отправились гулять по саду; каждая барышня сорвала по цветочку и воткнула его в петлицу одного из молодых людей. Молодая же шотландка долго озиралась кругом, выбирала, выбирала, но так ничего и не выбрала: ни один из садовых цветков не пришёлся ей по вкусу. Но вот она глянула за решётку, где рос репейник, увидала его иссиня-красные пышные цветы, улыбнулась и попросила сына хозяина дома сорвать ей один из них.

— Это цветок Шотландии! — сказала она. — Он красуется в шотландском гербе. Дайте мне его!

И он сорвал самый красивый, уколов себе при этом пальцы, словно цветок рос на колючем шиповнике.

Барышня продела цветок молодому человеку в петлицу, и он был очень польщён этим, да и каждый из остальных молодых людей охотно бы отдал свой роскошный садовый цветок, чтобы только получить из ручек прекрасной шотландки хоть репейник. Но уж если был польщён хозяйский сын, то что же почувствовал сам репейник? Его как будто окропило росою, осветило солнышком.

«Однако, я поважнее, чем думал!» сказал он про себя. «Место-то моё, пожалуй, в саду, а не за решёткою. Вот, право, как странно играет нами судьба! Но теперь хоть одно из моих детищ перебралось за решётку, да ещё угодило в петлицу!»

И с тех пор репейник рассказывал об этом событии каждому вновь распускавшемуся бутону. Не прошло затем и недели, как репейник услышал новость — не от людей, не от щебетуний-пташек, а от самого воздуха, который воспринимает и разносит повсюду малейший звук, раздавшийся в самых глухих аллеях сада, или во внутренних покоях дома, где окна и двери отворены настежь. Ветер сообщил, что молодой человек, получивший из прекрасных рук шотландки цветок