Страница:Афанасьев. Народные русские легенды. 1914.djvu/270

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

торые жадны и не знаютъ милосердія—у тѣхъ губи!“ Ильѣ-пророку приписываютъ урожаи, что видно изъ слѣдующей припѣвки:

Ходитъ Илья,
Носитъ пугу (т. е. плеть)
Житяную;
Де замахне—
Жито росте.

20-го іюля приготовляютъ хлѣбъ изъ новой ржи и приносятъ въ церковь[1].

Сербскія пѣсни также надѣляютъ Илью-пророка молніей и громомъ; при раздѣлѣ міра ему достались „мунье и стријеле“ (молнія и стрѣлы), почему сербы и называютъ его громовникомъ; онъ запираетъ облака и посылаетъ за людскіе грѣхи засуху на землю. Тѣже вѣрованія связываютъ съ Ильею-пророкомъ и другіе народы. Оссетины даже приносятъ ему жертвы; объ убитомъ молніей они говорятъ: Илья взялъ его къ себѣ, и чествуютъ его трупъ. Въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ Илью-пророка представляютъ въ мантіи огненнаго цвѣта, съ мечемъ, на остреѣ

  1. Снегирева: Русск. въ своихъ пословицахъ, ч. IV, стр. 20, 65. Сахарова: Сказанія русск. народа, т. I, (пѣсни), стр. 274.
Тот же текст в современной орфографии

торые жадны и не знают милосердия — у тех губи!» Илье-пророку приписывают урожаи, что видно из следующей припевки:

Ходит Илья,
Носит пугу (т. е. плеть)
Житяную;
Де замахне —
Жито росте.

20-го июля приготовляют хлеб из новой ржи и приносят в церковь[1].

Сербские песни также наделяют Илью-пророка молнией и громом; при разделе мира ему достались „мунье и стријеле“ (молния и стрелы), почему сербы и называют его громовником; он запирает облака и посылает за людские грехи засуху на землю. Те же верования связывают с Ильею-пророком и другие народы. Оссетины даже приносят ему жертвы; об убитом молнией они говорят: Илья взял его к себе, и чествуют его труп. В некоторых местностях Илью-пророка представляют в мантии огненного цвета, с мечом, на острее

  1. Снегирева: Русск. в своих пословицах, ч. IV, стр. 20, 65. Сахарова: Сказания русск. народа, т. I, (песни), стр. 274.