Страница:Афанасьев. Народные русские легенды. 1914.djvu/271

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

котораго горитъ пламя, и въ красной шапкѣ на головѣ[1].

Такое присвоеніе грома, молніи и дождей Ильѣ-пророку имѣетъ въ основаніи тѣ аналогическія обстоятельства, которыя окружаютъ этого святаго въ вѣтхозавѣтныхъ сказаніяхъ. По свидѣтельству этихъ сказаній онъ былъ живой взятъ на небо въ огненной колесницѣ, на огненныхъ лошадяхъ; во время своей земной жизни онъ чудеснымъ образомъ произвелъ однажды засуху и пролилъ дождь. Церковная пѣснь молитъ его объ отверстіи неба и ниспосланіи дождя; иногда поселяне ставятъ на воротахъ чашку ржи и овса, и просятъ священника провеличать Илью, на плодородіе хлѣба[2]. Въ Новгородѣ въ старину были двѣ церкви: Ильи-Мокраго и Ильи Сухого; въ засуху совершался крестный ходъ къ первой церкви съ мольбами о дождѣ, а съ просьбою о сухой и ясной погодѣ совершался крестный ходъ къ церкви Ильи-Сухого[3].

  1. Српске народне пјесме, кн. 1, стр. 155—7. Гримма: Deutsche Mythologie, стр. 158. Норкъ: Andeutung. eines Sistems der Mytholog., стр. 237.
  2. Шевырева: Поѣздка въ Кирилло-Бѣлозерскій монастырь, ч. II, стр. 66—67. Терещенко: Бытъ рус. народа, ч. VI, стр. 49—50.
  3. Отеч. Записки, изд. Свиньина, 1826 г., ч. XXVIII № 79, стр. 166. Москвитян. 1853 г., № 11, стр. 64 (Внутрен. извѣстія).
Тот же текст в современной орфографии

которого горит пламя, и в красной шапке на голове[1].

Такое присвоение грома, молнии и дождей Илье-пророку имеет в основании те аналогические обстоятельства, которые окружают этого святого в ветхозаветных сказаниях. По свидетельству этих сказаний он был живой взят на небо в огненной колеснице, на огненных лошадях; во время своей земной жизни он чудесным образом произвел однажды засуху и пролил дождь. Церковная песнь молит его об отверстии неба и ниспослании дождя; иногда поселяне ставят на воротах чашку ржи и овса, и просят священника провеличать Илью, на плодородие хлеба[2]. В Новгороде в старину были две церкви: Ильи-Мокрого и Ильи Сухого; в засуху совершался крестный ход к первой церкви с мольбами о дожде, а с просьбою о сухой и ясной погоде совершался крестный ход к церкви Ильи-Сухого[3].

  1. Српске народне пјесме, кн. 1, стр. 155—7. Гримма: Deutsche Mythologie, стр. 158. Норк: Andeutung. eines Sistems der Mytholog., стр. 237.
  2. Шевырева: Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь, ч. II, стр. 66—67. Терещенко: Быт рус. народа, ч. VI, стр. 49—50.
  3. Отеч. Записки, изд. Свиньина, 1826 г., ч. XXVIII № 79, стр. 166. Москвитян. 1853 г., № 11, стр. 64 (Внутрен. известия).