Страница:БСЭ-1 Том 64. Электрофор - Эфедрин (1934).pdf/102

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

Несмотря на имеющуюся критику, теория Джемса-Ланге оставалась до последнего времени наиболее распространенной, и только новейшие исследования Кеннона, Вильсона, Барда и др. поставили вопрос о необходимости ее решительного пересмотра.

Первые возражения, выдвинутые в психологии против теории Джемса-Ланге, в основном сводились: 1) к пересмотру главного положения ее о значении периферических изменений, в противоположность к-рому экспериментально-психологическими исследованиями выдвигалась мысль об основной роли в Э. высшей психологической деятельности (Леман, Вундт и др.); 2) к пересмотру ее упрощенной, как бы линейной схемы эмоциональных переживаний (в пределах: удовольствие — неудовольствие), что выразилось в построении сложной описательно-психологической, т. н. «трехмерной теории» Вундта, исходившей из признания трех основных субъективных компонентов Э.: чувство удовольствия — неудовольствия, напряжения — разрешения и возбуждения — успокоения. Однако теория Вундта, непосредственно связывая те или иные субъективные состояния с соответствующими им физиологическими изменениями, грешит всеми недостатками старой субъективной эмпирической психологии. Большое значение для критики физиологической стороны теории Джемса-Ланге имеют классические опыты Шеррингтона с искусственным прекращением у животных главнейших изменений в сфере висцеральных процессов, с несомненностью установившие тот факт, что эмоциональное поведение оказывается при этом ненарушенным. Новейшие исследования Кеннона, Барда и др. полностью подтверждают выводы Шеррингтона и выдвигают со своей стороны ряд клинически и экспериментально установленных фактов, окончательно опровергающих основные положения теории Джемса-Ланге.

Первое положение, которое устанавливается этими исследованиями, заключается в том, что те же самые висцеральные изменения происходят при самых различных эмоциональных состояниях и даже при состояниях неэмоциональных, т. е., что содержание Э. не стоит в связи с ее периферическими компонентами, как это думали Джемс и Ланге, и т. о. оно должно зависеть от нек-рой специфической деятельности центральной нервной системы. Эта последняя мысль находит свое подтверждение также в том факте, что при вызывании висцеральных нарушений у людей с помощью искусственного изменения химизма их крови соответствующие этим изменениям Э. обычно не возникают; так, испытуемые Кеннона после введения им в кровь больших доз адреналина показывали, что они испытывают ряд ощущений, «как если бы они были испуганы», т. е., что они испытывают ощущения, к-рые сопровождают Э. страха, но не переживают самой этой Э.

Данные, полученное на патологическом материале, также указывают на относительную независимость эмоциональных состояний от периферических процессов. Так, ряд авторов наблюдал больных, у к-рых при почти полном параличе скелетной мускулатуры Э. все же оставались неизмененными (Дайне). По мысли Кеннона, эмоциональная окраска поведения связана с деятельностью зрительного бугра (см. Мозг), к-рый является т. о. «центром» Э., присоединяющим дополнительные нервные импульсы к основной деятельности коры головного мозга.

Эта последняя точка зрения на физиологический «механизм» Э. открывает новые перспективы психологическому изучению Э. Выдвигая положение об основной роли центральных процессов, она позволяет развивать вопрос о физиологическом обосновании новейших психологических идей о роли и месте Э.

Включаясь в процесс сложного развития человеческой психики, Э. перестают трактоваться как психологические состояния, связанные преимущественно с биологическими процессами; если классическая психология исходила из того, что основу всякого эмоционального состояния необходимо искать в инстинктивной жизни человека, то с точки зрения основ марксистской психологии следует говорить о том, что эмоциональные процессы исторически обусловливаются всей общественно-исторической жизнью человека, изменяясь по характеру проявления и по своему содержанию. Меняющиеся общественные отношения и связанные с ними изменения воздействия и роли труда могут вызвать совершенно новые комплексы Э., ранее неизвестные и представляющие бесспорно психологически своеобразные процессы. Именно это приводит марксистскую психологию к высказанному еще Энгельсом положению, что Э. человека являются продуктом исторического развития.

Трансформирующиеся на основе физиологических процессов, часто максимально мобилизующих нервно-психическую деятельность, эти исторически сформированные эмоциональные процессы становятся мощным фактором в общественном поведении человека, придавая его деятельности, труду, борьбе максимальную активность.

Лит.: Грот Н. Я., Психология чувствований в ее истории и главных основаниях, СПБ, 1879—80; Гербарт И. Ф., Психология, СПБ, 1895; James W., Principles of Psychology, v. II, L., 1890; Джемс У., Психология, 8 изд., П., 1922; Ланге Г., Душевные движения (Психофизиологич. этюд), СПБ, 1896; Рибо Т., Психология чувств, ч. 1—2, Киев—Харьков, 1897; Sollier P., Le mécanisme des émotions, P., 1905; Вундт В., Основы физиологической психологии, т. III, СПБ, s. a.; Lеhmann A., Die Hauptgesetze des menschlichen Gefühlslebens, 2 Aufl., Lpz., 1914; Каэлас А. A., К вопросу о природе и выражении эмоций, «Психологическое обозрение», том I, вып. 3—4, М., 1917—18; Кеннон В., Физиология эмоций, Л., 1927; Cannon W., Neural Organisation for Emotional Expression, «Feelings and Emotions», ed. by C. A. Murchison, Oxford, 1928; Bard P., The Neurohumoral Basis of Emotional Reactions, «The Foundations of Experimental Psychology», ed. by C. A. Murchison, Oxford, 1929; «Feelings and Emotions», ed. by C. A. Murchison, Oxford, 1927.

А. Леонтьев.

ЭМПЕДОКЛ из Агригента (ок. 485—425 до хр. э.), древнегреческий философ, врач, учитель риторики, поэт. Был приверженцем демократической партии. От философских поэм Э. «О природе» и «Очищение» остались лишь отрывки. В основном Э. примыкает к раннему греческому — так. наз. ионийскому — материализму, но в своих философских взглядах не свободен от влияния элейцев и Пифагора. В основе мироздания Э. видит четыре первичных вещества или стихии: огонь, земля, воздух, вода. Э. отрицает идею возникновения и уничтожения вещества. Вещества вечны, существующее же многообразие тел создается количественно различными соединениями или «смешениями» этих веществ. Под влиянием идей Гераклита и Пифагора Э. учит о цикличности мирообразования. Вещества соединяются и разъединяются периодически в силу действия двух основных сил: любви как принципа соединения и раздора как принципа разъединения веществ. В соответствии с этим