Страница:Введение в археологию. Часть 1 (Жебелёв, 1923).pdf/110

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

старины уделяла просвещеннейшая особа из наших государей, Екатерина II. При ней академическими экспедициями собраны были сведения о многих памятниках местной старины. Наибольшие услуги археологии императрица оказала, разумеется, основанием Эрмитажа, как первого художественно-исторического и археологического музея в европейском смысле этого слова.[1] Но если в царствование Екатерины было много сделано для успехов грядущей археологической науки, то тогда же многие из монументальных памятников русской старины, в угоду царившему ложному вкусу, утратили свой первоначальный вид, вследствие произведенных в них перестроек, неудачных реставраций и т. п., не говоря уже о том, что некоторые из памятников были разрушены.

В царствование Александра I намечается новое, очень важное явление: лица, интересующиеся памятниками старины, приходят к мысли, что „один в поле не воин“, что необходимо об‘единить исследовательские силы, взаимно обсуждать и критически изучать памятники прошлого. В начале XIX в. основано было при Московском университете „Общество Истории и Древностей Российских“, первый председатель которого, Платон Бекетов, был страстным коллекционером, а секретарь общества, К. Ф. Калайдович, живо интересовался не только памятниками письменности, но и остатками вещественной старины. Преемник Бекетова, А. Ф. Малиновский, составил „Описание Оружейной Палаты“. Возникшее в Москве движение в пользу археологии нашло себе просвещенного покровителя в лице государственного канцлера Румянцева, посвятившего всю свою жизнь изучению русской истории и ее памятников. Румянцев искал повсюду людей, могущих помочь ему, оказывал им постоянную поддержку в их научных занятиях. Он составил богатую библиотеку и музей, завещанный им Москве и ныне известный под именем „Румянцевского“.

Все же до царствования Николая I изучение вещественных памятников в России велось более или менее случайно и, во всяком случае, лишь попутно с изучением памятников старинной письменности. Археологических исследований, в прямом смысле

    долгое время оставалась лишь та часть Кунсткамеры, которая называлась Кабинетом Петра Великого и где хранилась одежда государя, его оружие, мебель, все, что окружало его в частной жизни. В средине XIX в. Кабинет был передан в Эрмитаж, но в 1910 г. снова возвращен в Академию Наук, где теперь и составляет один из отделов Музея Антропологии и Этнографии имени Петра Великого.

  1. История образования и постепенного роста Эрмитажа не написана. Прекрасный этюд М. И. Максимовой „Императрица Екатерина Вторая и собрание розных камней Эрмитажа“ (Сборник Эрмитажа, вып. I, II 1921) показывает, что подобного рода тема заслуживает интереса.