Страница:Введение в археологию. Часть 1 (Жебелёв, 1923).pdf/160

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Лишенные возможности содействовать в той мере, в какой это было бы желательно, обогащению классической археологии новым материалом, русские археологи-классики с тем бо̀льшим рвением отдавали свои знания и силы исследованию уже изданных другими отдельных памятников классического искусства, или групп их. При этом они всегда держались того правила, что плодотворность всякой археологической работы достигается лишь в том случае, когда она произведена или над самими оригиналами, или, в крайнем случае, на основании точных воспроизведений их.

Во главу угла всех русских работ по классической археологии должны быть поставлены монографии покойного Вл. К. Мальмберга, посвященные исследованию памятников греческой декоративной скульптуры и являющиеся первою в археологической литературе попыткою дать общий обзор развития этой скульптуры. В своих исследованиях „Метопы древне-греческих храмов“ (Дерпт 1892)[1] и „Древне-греческие фронтонные композиции“ (ЗКОРАО. I, и отдельно II. 1904)[2] Вл. К. Мальмберг рассматривает метопы и фронтоны не только с эстетической стороны, или с точки зрения изображенных на них сюжетов и их трактовки, но, и преимущественно, как один из важнейших элементов скульптурного убранства греческого храма. Обе указанные работы, помимо интереса их содержания и большой важности достигнутых результатов, являются образцовыми, а потому и высокопоучительными, в методологическом отношении. На непосредственном изучении памятников аттической архаической скульптуры построена монография покойного А. А. Павловского „Скульптура в Аттике до Греко-Персидских войн“ (ЗРАО. VIII, и отдельно П. 1896), давшего — впервые для своего времени, — на

    ический рельеф (Сборник Помяловского); Ф. И. Шмит, Στεφανοῦσα Праксителя (Сборник Никитина); О. Ф. Вальдгауер, Килик с надписью Έπίὸρομος καλός в Эрмитаже (ИАИМК. I); Une coupe récemment découverte do Douris (Rev. arch. 1913); Л. А. Моисеев. Фрагменты аттических ваз строгого стиля в Музее Русск. Арх. Общ. (ЗКОРАО. VII); Н. А. Щербаков, Апулийская ваза (Сборник В. Б. Бузескула). г) Эллинистическо-римская эпоха: О. Ф. Вульф, Александр с копьем (ИКИ. III): Вл. К. Мальмберг, Женская головка (ПММ. I—II); Б. В. Фармаковский, Портрет из Фаюма (там же); М. И. Ростовцев, Александрийская эллинистическая ваза (там же); Расписная стела из Александрии (там же); Римское знамя (там же IV); В. Ф. Грюнейзен, Погребальные пелены египто-эллинистической композиции (там же, III); Я. И. Смирнов, Две бронзовые статуэтки всадников (АИЗ. 1895); О фригийском боге месяце (рельефы с изображениями этого божества. Сборник Соколова); М. И. Максимова. Античная гемма с изображением Ликурга (ЗКОРАО. IX; Н. Е. Гаршина, Два римских портретных бюста из собрания Эрмитажа (там же); М. И. Ростовцев, Две-поздне-античных расписных гробницы из Костолаца и Реки Девно (там же).

  1. См. отзывы Н. П. Кондакова в ЖМНП. 1892, июнь; А. Н. Щукарева в ФО. III; Г. Г. Павлуцкого в КУИ. 1893, № 9.
  2. См. мою статью в ЖМНП. 1906, октябрь.