Страница:Война России с Турцией 1877—1878 года (Гарковенко 1879).djvu/21

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Слезъ ужъ нѣтъ слѣда....
Значитъ, больше не увижу
40 Маму никогда?...
Хорошо же!.... Слышишь Марко,
Конскій топотъ тамъ?...
Подъѣзжайте-ка поближе—
Будетъ праздникъ вамъ!...

Щ. (Нива 1876 г. № 40)


Тот же текст в современной орфографии

Слёз уж нет следа…
Значит, больше не увижу
40 Маму никогда?…
Хорошо же!… Слышишь Марко,
Конский топот там?…
Подъезжайте-ка поближе—
Будет праздник вам!…

Щ. (Нива 1876 г. № 40)


 

Маленькій Мститель.

Онъ идетъ, идетъ тропинкой горной;
Солнце сжетъ малютку горячо;
Ночь темна и карабинъ тяжелый
Отдавилъ усталое плечо.

Не на праздникъ онъ спѣшитъ веселый,
Ужасъ, мракъ царитъ кругомъ давно—
И не дѣтской скорбію, а гнѣвомъ
Это сердце юное полно.

Онъ спѣшитъ туда, гдѣ пули свищутъ,
Турокъ злой, доспѣхами звеня,
Давитъ тамъ родныхъ его, копытомъ
12 Своего арабскаго коня.

За отца, сестру отмстить онъ хочетъ,
Вспомнилъ онъ, какъ пламенемъ объятъ,
Пошатнулся, рухнулъ домъ родимый
16 И мрачнѣй глаза его горятъ.

Помнитъ онъ: проклятья, вопль и стоны....
Тамъ стрѣляютъ, здѣсь кричатъ, бѣгутъ...
Вотъ съ отцемъ его въ свирѣпой схваткѣ
20 Съ грудью грудь сцѣпился арнаутъ....

Палъ отецъ его, облитый кровью;
Врагъ и съ трупа голову сорвалъ
И, схвативъ за волосы сѣдые,
24 Надъ собой высоко приподнялъ....

Мальчикъ плачетъ; онъ къ сестрѣ прижался.
«Мила», шепчетъ, «встань ты, будетъ спать!


Тот же текст в современной орфографии
Маленький Мститель

Он идёт, идёт тропинкой горной;
Солнце жжёт малютку горячо;
Ночь темна и карабин тяжёлый
Отдавил усталое плечо.

Не на праздник он спешит весёлый,
Ужас, мрак царит кругом давно —
И не детской скорбию, а гневом
Это сердце юное полно.

Он спешит туда, где пули свищут,
Турок злой, доспехами звеня,
Давит там родных его, копытом
12 Своего арабского коня.

За отца, сестру отмстить он хочет,
Вспомнил он, как пламенем объят,
Пошатнулся, рухнул дом родимый
16 И мрачней глаза его горят.

Помнит он: проклятья, вопль и стоны…
Там стреляют, здесь кричат, бегут…
Вот с отцом его в свирепой схватке
20 С грудью грудь сцепился арнаут…

Пал отец его, облитый кровью;
Враг и с трупа голову сорвал
И, схватив за волосы седые,
24 Над собой высо́ко приподнял…

Мальчик плачет; он к сестре прижался.
«Мила», шепчет, «встань ты, будет спать!