Страница:Вокруг света в восемьдесят дней (Жюль Верн; Русский Вестник 1872−73).pdf/10

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
432 
 

направился въ большую залу, великолѣпную комнату, украшенную картинами въ богатыхъ рамахъ. Тамъ слуга подалъ ему неразрѣзанный Times, и Филеасъ Фоггъ принялся за трудное дѣло развертыванія этой газеты съ ловкостью, свидѣтельствовавшею о многолѣтней привычкѣ къ такой операціи. Чтеніе этой газеты заняло Филеаса Фогга до трехъ четвертей четвертаго, а послѣдовавшее затѣмъ чтеніе Daily Telegraph до обѣда. Обѣдъ совершился при тѣхъ же условіяхъ какъ и завтракъ съ присоединеніемъ къ нему royal british souce.

Въ 8 часовъ безъ двадцати минутъ джентльменъ появился снова въ большой залѣ и погрузился вѣ чтеніе Morning Chronicle.

Полчаса спустя стали появляться различные посѣтители клуба и подходить къ камину, гдѣ разведенъ былъ привѣтливый огонь. То были обычные партнеры мистера Филеаса Фогга и подобно ему страстные игроки въ вистъ: инженеръ Андру Стюартъ, банкиры Джонъ Сёлливанъ и Самюэль Фаллентинъ, пивоваръ Томасъ Фланаганъ, Готье Ральфъ, одинъ изъ администраторовъ Англійскаго Банка, лица богатыя и уважаемыя даже въ этомъ клубѣ, считающемъ въ числѣ своихъ членовъ различныя знаменитости промышленнаго и финансоваго міра.

— Скажите мнѣ, Ральфъ, спросилъ Томасъ Фланаганъ, на чемъ остановилось дѣло о покражѣ?

— Должно думать, отвѣчалъ Андру Стюартъ, — что Банку придется проститься съ своими деньгами.

— Я такъ, напротивъ, надѣюсь, возразилъ Готье Ральфъ, — что мы захватимъ виновника покражи. Полицейскіе инспекторы, люди весьма ловкіе, отправились въ Америку и Европу, во всѣ порты и пристани, и этому господину трудно будетъ отъ нихъ ускользнуть.

— Значитъ, имѣются примѣты вора? спросилъ Андру Стюартъ

— Вопервыхъ, это не воръ, отвѣтилъ серіозно Готье Ральфъ.

— Какъ не воръ? Этотъ человѣкъ который укралъ банковыхъ билетовъ на 55 тысячъ фунтовъ (около 400.000 руб.)?

— Нѣтъ, сказалъ Ральфъ.

— Стало быть онъ промышленникъ? спросилъ Джонъ Сёлливанъ.

Morning Chronicle утверждаетъ что онъ „джентльменъ“.

Послѣднія слова произнесъ Филеасъ Фоггъ, голова котораго