Страница:Вокруг света в восемьдесят дней (Жюль Верн; Русский Вестник 1872−73).pdf/7

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
 429
 
далъ его взволнованнымъ или смущеннымъ. Человѣкъ этотъ торопился меньше всѣхъ на свѣтѣ, а между тѣмъ являлся всегда во́-время. Тѣмъ не менѣе всякій пойметъ что онъ жилъ одинъ и такъ-сказать внѣ всякихъ соціальныхъ сношеній. Онъ зналъ что въ жизни пришлось бы испытать столкновенія, а такъ какъ столкновенія только задерживаютъ, то онъ и не сталкивался ни съ кѣмъ. Что касается до Жана, прозваннаго Паспарту, истаго Парижанина изъ Парижа, то въ тѣ пять лѣтъ которыя онъ прожилъ въ Англіи, проживая въ Лондонѣ и состоя въ должности лакея, онъ напрасно старался найти господина къ которому бы могъ привязаться. Паспарту, тридцати лѣтъ отъ роду, былъ отнюдъ не изъ тѣхъ Фронтеновъ или Маскарилей которые съ своими высокими плечами, поднятымъ кверху носомъ, самоувѣреннымъ видомъ и сухими глазами, не что́ иное какъ безстыдные негодяи. Нѣтъ. Паспарту былъ славный малый, съ пріятною физіономіей, нѣсколько рѣзко очерченными губами, добрый, услужливый. У него были голубые глаза, яркій цвѣтъ лица, при достаточной полнотѣ послѣдняго, такъ что онъ самъ могъ видѣть скулы своихъ щекъ; широкая грудь, сложеніе крѣпкое, мускулы твердые, и геркулесовская сила, великолѣпно развитая упражненіями во времена молодости. Каштановые волосы его были нѣсколько всклокочены. Если древніе скульпторы умѣли на восьмнадцать ладовъ убирать волосы Минервы, то Паспарту зналъ только одинъ способъ ладить со своими: проведетъ по нимъ раза три гребенкой, и прическа готова. Сказать что откровенный характеръ этого малаго сойдется съ характеромъ Филеаса Фогга — значило бы поступить вопреки самой простой осторожности. Будетъ ли Паспарту такой въ совершенствѣ аккуратный служитель какой нуженъ его господину, вотъ что́ можетъ быть видно только на дѣлѣ. Послѣ довольно бродячей жизни въ молодости, какъ уже намъ извѣстно, онъ стремился теперь къ покою. Услышавъ похвалы англійской методичности и провербіальному хладнокровію англійскихъ джентлеменовъ, онъ поѣхалъ искать счастья въ Англіи. Но до сихъ поръ судьба не очень-то баловала его. Онъ нигдѣ не могъ основать себѣ прочнаго житья. Перебывалъ онъ уже въ десяти домахъ, гдѣ находилъ причудливость, неровность характера, либо господа оказывались искателями приключеній, вели бродяжническую жизнь, что никакъ не входило въ планы Паспарту. Послѣдній