Страница:Гадмер. Уральские легенды. 1915.pdf/28

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


— Я не могу проклясть людей, потому что люблю ихъ,—отвѣтилъ царевичъ,—и не могу остаться здѣсь, потому что хочу жить съ людьми.

— Чтобы выдать имъ тѣ тайны, въ которыя я тебя посвятилъ и указать имъ то мѣсто, гдѣ я схоронилъ свой кладъ!—гнѣвно воскликнулъ горный духъ.—И ты думаешь, что я допущу тебя до этого? Ты или останешься въ башнѣ или умрешь!

— Предпочитаю умереть,—твердо сказалъ царевичъ;—жить вдали отъ людей и ничего не дѣлать для нихъ, когда сердце полно любви къ нимъ, полно неутомимой жаждой дѣлать для нихъ добро,—это свыше моихъ силъ!.. Убей меня, но дай мнѣ еще разъ проститься со своей башней, гдѣ я провелъ столько лѣтъ, и съ моимъ ворономъ, котораго я такъ сильно люблю.

Горный духъ согласился исполнить эту просьбу. Онъ надѣялся, что царевичъ еще одумается и останется жить въ башнѣ.

Царевичъ же не безъ умысла попросилъ отсрочить свой конецъ. Ему хотѣлось во что бы то ни стало передать людямъ свои знанія, свое пониманіе, въ чемъ заключается истинное счастье, и какъ овладѣть имъ.

Придя въ башню, онъ принялся торопливо записывать мысли, тѣснившіяся въ его головѣ, и чувства, тѣснившіяся въ его сердцѣ. Когда это горячее посланіе къ людямъ было окончено, царевичъ свернулъ трубочкой мелко исписанный пергаментъ, перевязалъ его лентой и, открывъ окно, кликнулъ сидѣвшаго надъ нимъ ворона.

Воронъ тотчасъ же слетѣлъ къ нему и сѣлъ на подоконникъ.

— Вѣрный и преданный другъ мой!—со слезами промолвилъ царевичъ,—отнеси людямъ это первое и послѣднее мое письмо къ нимъ! Твой умъ, твое чутье подскажутъ тебѣ, кому изъ людей ты долженъ передать его… Лети же, мой воронъ, лети, мой крылатый другъ! И, какъ зѣницу ока, береги мое дорогое посланіе!

Царевичъ привязалъ пергаментъ къ шеѣ ворона и прежде, чѣмъ отправить своего чернаго гонца, нѣсколько разъ горячо поцѣловалъ его въ голову.

— Прощай, прощай! мы никогда

Тот же текст в современной орфографии

— Я не могу проклясть людей, потому что люблю их, — ответил царевич, — и не могу остаться здесь, потому что хочу жить с людьми.

— Чтобы выдать им те тайны, в которые я тебя посвятил и указать им то место, где я схоронил свой клад! — гневно воскликнул горный дух. — И ты думаешь, что я допущу тебя до этого? Ты или останешься в башне или умрешь!

— Предпочитаю умереть, — твердо сказал царевич; — жить вдали от людей и ничего не делать для них, когда сердце полно любви к ним, полно неутомимой жаждой делать для них добро, — это свыше моих сил!.. Убей меня, но дай мне еще раз проститься со своей башней, где я провел столько лет, и с моим вороном, которого я так сильно люблю.

Горный дух согласился исполнить эту просьбу. Он надеялся, что царевич еще одумается и останется жить в башне.

Царевич же не без умысла попросил отсрочить свой конец. Ему хотелось во что бы то ни стало передать людям свои знания, свое понимание, в чём заключается истинное счастье, и как овладеть им.

Придя в башню, он принялся торопливо записывать мысли, теснившиеся в его голове, и чувства, теснившиеся в его сердце. Когда это горячее послание к людям было окончено, царевич свернул трубочкой мелко исписанный пергамент, перевязал его лентой и, открыв окно, кликнул сидевшего над ним ворона.

Ворон тотчас же слетел к нему и сел на подоконник.

— Верный и преданный друг мой! — со слезами промолвил царевич, — отнеси людям это первое и последнее мое письмо к ним! Твой ум, твое чутье подскажут тебе, кому из людей ты должен передать его… Лети же, мой ворон, лети, мой крылатый друг! И, как зеницу ока, береги мое дорогое послание!

Царевич привязал пергамент к шее ворона и прежде, чем отправить своего черного гонца, несколько раз горячо поцеловал его в голову.

— Прощай, прощай! мы никогда