Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 3 - 1916.djvu/99

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
— 90 —

Умозаключеніе существованія было потому случайно, что его средній терминъ, какъ отдѣльная опредѣленность конкретнаго субъекта, допускаетъ неопредѣленное множество другихъ среднихъ терминовъ, вслѣдствіе чего субъектъ можетъ быть въ заключеніи соединенъ съ неопредѣленнымъ количествомъ другихъ, даже противоположныхъ предикатовъ. Но такъ какъ отнынѣ средній терминъ содержитъ въ себѣ единичность и тѣмъ самымъ самъ конкретенъ, то онъ можетъ связывать съ субъектомъ лишь одинъ предикатъ, присущій ему, какъ конкретному. Если, напр., изъ средняго термина зеленый должно заключить, что картина пріятна, такъ какъ зеленое пріятно для глаза, или что стихотвореніе, строеніе и т. д. прекрасны, такъ какъ они обладаютъ правильностью, то тѣмъ не менѣе картина можетъ быть отвратительна по другимъ своимъ опредѣленіямъ, изъ которыхъ можно заключать къ этому послѣднему предикату. Напротивъ, если средній терминъ имѣетъ опредѣленіе всячества, то онъ содержитъ въ себѣ зеленое и правильность, какъ нѣчто конкретное, которое именно потому не есть отвлеченность нѣкотораго только зеленаго, правильнаго и т. д.; съ этимъ конкретнымъ могутъ быть соединены лишь такіе предикаты, которые соотвѣтствуютъ полнотѣ конкретнаго. Въ сужденіи: зеленое или правильное пріятно субъектъ есть лишь отвлеченіе отъ зеленаго, правильности; напротивъ, въ сужденіи: все зеленое или правильное пріятно субъектомъ служатъ всѣ дѣйствительные конкретные предметы, которые зелены или правильны, и которые, слѣдовательно, берутся, какъ конкретные, со всѣми ихъ свойствами, какія только присущи имъ независимо отъ зелености или правильности.

2. Но это рефлективное несовершенство умозаключенія тѣмъ самымъ дѣлаетъ его лишь обманчивымъ призракомъ. Средній терминъ имѣетъ опредѣленность: всѣ; имъ непосредственно принадлежитъ въ верхней посылкѣ предикатъ, отъ коего вмѣстѣ съ субъектомъ ведется умозаключеніе. Но всѣ суть всѣ единичныя; поэтому единичный субъектъ имѣетъ этотъ предикатъ уже непосредственно, а не пріобрѣтаетъ его лишь черезъ умозаключеніе. Или иначе, субъектъ получаетъ черезъ заключеніе предикатъ, какъ слѣдствіе; но верхняя посылка уже содержитъ въ себѣ это заключеніе; поэтому, или верхняя посылка неправильна для себя, или она не есть непосредственное, предположенное сужденіе, но сама уже предполагаетъ то заключеніе, основаніемъ которому она должна служить.

Въ излюбленномъ совершенномъ умозаключеніи:

Всѣ люди смертны,

Кай — человѣкъ,

Слѣд., Кай смертенъ,

верхняя носылка правильна лишь потому и постольку, поскольку правильно заключеніе; если бы случилось такъ, что Кай не былъ бы смертенъ, то верхняя посылка была бы неправильна. Предложеніе, которое должно служить заключеніемъ, должно быть уже непосредственно правильно для себя, ибо иначе верхняя посылка не обнимала бы собою все единичное; прежде, чѣмъ верхняя посылка можетъ быть признана правильною, возникаетъ предварительно вопросъ, не служитъ ли самое это заключеніе инстанціею противъ нея.


Тот же текст в современной орфографии

Умозаключение существования было потому случайно, что его средний термин, как отдельная определенность конкретного субъекта, допускает неопределенное множество других средних терминов, вследствие чего субъект может быть в заключении соединен с неопределенным количеством других, даже противоположных предикатов. Но так как отныне средний термин содержит в себе единичность и тем самым сам конкретен, то он может связывать с субъектом лишь один предикат, присущий ему, как конкретному. Если, напр., из среднего термина зеленый должно заключить, что картина приятна, так как зеленое приятно для глаза, или что стихотворение, строение и т. д. прекрасны, так как они обладают правильностью, то тем не менее картина может быть отвратительна по другим своим определениям, из которых можно заключать к этому последнему предикату. Напротив, если средний термин имеет определение всячества, то он содержит в себе зеленое и правильность, как нечто конкретное, которое именно потому не есть отвлеченность некоторого только зеленого, правильного и т. д.; с этим конкретным могут быть соединены лишь такие предикаты, которые соответствуют полноте конкретного. В суждении: зеленое или правильное приятно субъект есть лишь отвлечение от зеленого, правильности; напротив, в суждении: всё зеленое или правильное приятно субъектом служат все действительные конкретные предметы, которые зелены или правильны, и которые, следовательно, берутся, как конкретные, со всеми их свойствами, какие только присущи им независимо от зелености или правильности.

2. Но это рефлективное несовершенство умозаключения тем самым делает его лишь обманчивым призраком. Средний термин имеет определенность: все; им непосредственно принадлежит в верхней посылке предикат, от коего вместе с субъектом ведется умозаключение. Но все суть все единичные; поэтому единичный субъект имеет этот предикат уже непосредственно, а не приобретает его лишь через умозаключение. Или иначе, субъект получает через заключение предикат, как следствие; но верхняя посылка уже содержит в себе это заключение; поэтому, или верхняя посылка неправильна для себя, или она не есть непосредственное, предположенное суждение, но сама уже предполагает то заключение, основанием которому она должна служить.

В излюбленном совершенном умозаключении:

Все люди смертны,

Кай — человек,

След., Кай смертен,

верхняя носылка правильна лишь потому и постольку, поскольку правильно заключение; если бы случилось так, что Кай не был бы смертен, то верхняя посылка была бы неправильна. Предложение, которое должно служить заключением, должно быть уже непосредственно правильно для себя, ибо иначе верхняя посылка не обнимала бы собою всё единичное; прежде, чем верхняя посылка может быть признана правильною, возникает предварительно вопрос, не служит ли самое это заключение инстанциею против неё.