Страница:Дарвин - О происхождении видов, 1864.djvu/97

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена
76Гл. IV.
ПОЯСНЕНІЕ ДѢЙСТВІЯ ЕСТЕСТВЕННАГО ПОДБОРА.

онѣ-бы могли, но съ меньшими удобствами, добраться и безъ этого. Принимая въ соображеніе эти факты, я не сомнѣваюсь, что случайное уклоненіе въ величинѣ и формѣ тѣла, или въ изгибѣ и длинѣ хобота и т. д., уклоненіе слишкомъ слабое, чтобы привлечь наше вниманіе, могло-бы принести пользу пчелѣ или другому насѣкомому, позволило бы особи съ этого особенностію питаться быстрѣе, дало-бы ей болѣе шансовъ на жизнь и на потомство. Потомство это, вѣроятно, унаслѣдовало-бы расположеніе къ подобному слегка уклонному строенію. Трубочки вѣнчика у краснаго и пунцоваго клевера (Trifolium pratense и incarnatum) на первый вглядъ могутъ показаться одинаково длинными; но пчела легко можетъ высосать нектаръ изъ пунцоваго клевера, но не изъ обыкновеннаго краснаго клевера, посѣщаемаго лишь шмелями; такъ-что цѣлыя поля краснаго клевера не могутъ дать пчелѣ ни капли своего драгоцѣннаго нектара. Слѣдовательно, пчелѣ могло-бы быть очень выгодно нѣкоторое удлиненіе хобота, нѣкоторое измѣненіе его строенія. Съ другой стороны, я опытами убѣдился въ томъ, что плодовитость клевера въ значительной мѣрѣ зависитъ отъ посѣщеній пчелиныхъ насѣкомыхъ, раздвигающихъ его лепестки и при этомъ разсыпающихъ пыльцу на рыльце. Отсюда, если бы шмели сдѣлались рѣдкими въ какой-либо мѣстности, болѣе короткая, болѣе глубоко раздѣленная трубка вѣнчика доставила-бы значительное преимущество красному клеверу, позволяя пчелѣ посѣщать его цвѣтки. По всему сказаннному, я могу себѣ представить, что цвѣтокъ и насѣкомое могли бы, либо одновременно, либо послѣдовательно, видоизмѣниться и приспособиться въ совершенствѣ другъ къ другу чрезъ постоянное сохраненіе особей, представляющихъ легкія, но взаимно-полезныя уклоненія въ строеніи.

Я очень хорошо вижу, что это ученіе объ естественномъ подборѣ, поясненное въ предъидущихъ гипотетическихъ примѣрахъ, можетъ вызвать тѣ-же возраженія, которыя были въ началѣ противупоставлены широкимъ возрѣніямъ сэра Чарльса Лейелля, на «современныя измѣненія земной поверхности, какъ объясненіе геологическихъ явленій»; но въ настоящее время рѣдко случается, чтобы кто-нибудь назвалъ, напримѣръ, дѣйствіе морскихъ волнъ на берега, силою исчезающею и ничтожною, когда рѣчь идетъ о прорытіи громадныхъ долинъ и объ образованіи длинныхъ рядовъ утесовъ. Естественный подборъ можетъ дѣйствовать только черезъ сохраненіе и накопленіе безконечно-малыхъ наслѣдственныхъ видоизмѣненій, выгодныхъ для сохраненнаго организма; и точно такъ же, какъ современная геоло-

Тот же текст в современной орфографии

они бы могли, но с меньшими удобствами, добраться и без этого. Принимая в соображение эти факты, я не сомневаюсь, что случайное уклонение в величине и форме тела или в изгибе и длине хобота и так далее, уклонение слишком слабое, чтобы привлечь наше внимание, могло бы принести пользу пчеле или другому насекомому, позволило бы особи с этою особенностью питаться быстрее, дало бы ей более шансов на жизнь и на потомство. Потомство это, вероятно, унаследовало бы расположение к подобному слегка уклонному строению. Трубочки венчика у красного и пунцового клевера (Trifolium pratense и incarnatum) на первый взгляд могут показаться одинаково длинными; но пчела легко может высосать нектар из пунцового клевера, но не из обыкновенного красного клевера, посещаемого лишь шмелями; так что целые поля красного клевера не могут дать пчеле ни капли своего драгоценного нектара. Следовательно, пчеле могло бы быть очень выгодно некоторое удлинение хобота, некоторое изменение его строения. С другой стороны, я опытами убедился в том, что плодовитость клевера в значительной мере зависит от посещений пчелиных насекомых, раздвигающих его лепестки и при этом рассыпающих пыльцу на рыльце. Отсюда, если бы шмели сделались редкими в какой-либо местности, более короткая, более глубоко разделенная трубка венчика доставила бы значительное преимущество красному клеверу, позволяя пчеле посещать его цветки. По всему сказанному, я могу себе представить, что цветок и насекомое могли бы либо одновременно, либо последовательно видоизмениться и приспособиться в совершенстве друг к другу чрез постоянное сохранение особей, представляющих легкие, но взаимно полезные уклонения в строении.

Я очень хорошо вижу, что это учение об естественном подборе, поясненное в предыдущих гипотетических примерах, может вызвать те же возражения, которые были в начале противопоставлены широким воззрениям сэра Чарльза Лайеля, на «современные изменения земной поверхности как объяснение геологических явлений»; но в настоящее время редко случается, чтобы кто-нибудь назвал, например, действие морских волн на берега силою исчезающею и ничтожною, когда речь идет о прорытии громадных долин и об образовании длинных рядов утесов. Естественный подбор может действовать только через сохранение и накопление бесконечно малых наследственных видоизменений, выгодных для сохраненного организма; и точно так же, как современная геоло-