Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Июнь.djvu/240

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
242
День двенадцатый

финиковые плоды с кореньями пустынными, которые, по устроению Божию, кажутся мне более сладкими, нежели мед; воду же я пью из сего источника, благодаря Бога; а более всего я питаюсь и напояюсь в сладость Словами Божиими, как и написано: не ѡ҆ хлѣ́бѣ є҆ди́номъ жи́въ бꙋ́детъ человѣ́къ, но ѡ҆ всѧ́комъ глаго́лѣ, и҆сходѧ́щемъ и҆зоꙋ́стъ бж҃їихъ[1]. Брат Пафнутий! Если со всем усердием будешь исполнять волю Божию, то ты получишь от Бога все необходимое; ибо во святом Евангелии сказано: «не пецы́тесѧ, глаго́люще, что̀ ꙗ҆́мы, и҆лѝ что̀ пїе́мъ, и҆лѝ чи́мъ ѡ҆де́ждемсѧ? всѣ́хъ бо си́хъ ꙗ҆зы́цы и҆́щꙋтъ: вѣ́сть бо ѻ҆ц҃ъ ва́шъ нбⷭ҇ный, ꙗ҆́кѡ тре́бꙋете всѣ́хъ си́хъ. И҆щи́те же пре́жде ца́рствїѧ бж҃їѧ и҆ пра́вды є҆гѡ̀ и҆ сїѧ̑ всѧ̑ приложа́тсѧ ва́мъ»[2].

Когда Онуфрий говорил все это, — я (повествует Пафнутий) весьма дивился чудному житию его. Потом снова спросил его, сказав:

— Отче, каким образом ты причащаешься Пречистых Христовых Таин в субботу и в день воскресный?

Он отвечал мне:

— Ко мне приходит Ангел Господень, который и приносит с собой Пречистые Таины Христовы и причащает меня. И не ко мне только одному приходит Ангел с причастием божественным, но и к прочим подвижникам пустынным, живущим ради Бога в пустыне и не видящим лица человеческого; причащая, он наполняет сердца их неизреченным веселием. Если же кто-либо из сих пустынников пожелает видеть человека, то Ангел берет его и поднимает к Небесам, дабы он видел святых и возвеселился; и просвещается душа такого пустынника, как свет, и радуется духом, сподобившись видеть блага небесные; и забывает тогда пустынник о всех трудах своих, предпринятых в пустыне. Когда же подвижник возвращается на свое место, то начинает еще усерднее служить Господу, надеясь получить на Небесах то, что он сподобился видеть.

Обо всем этом беседовал со мной Онуфрий (говорит Пафнутий) у подножия той горы, где мы встретились. Я же преисполнился великой радости от такой беседы с преподобным и также забыл все труды путешествия своего, сопряженные с голодом и жаждой. Укрепившись духом и телом, я сказал: