Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Июнь.djvu/467

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
469
Житие святаго Левкия

повелению Господа, свершая свое беспрерывное течение. И не следует называть их богами: в них нет ничего Божественного; они даже не могут стоять на одном месте, но постоянно движутся, восходят и заходят, закрываются то облаком, то ночною тьмою и бывают то видимы, то сокрыты от глаз. И настолько свет их отличен от присносущного Света, то есть Бога, почитаемого нами, насколько создание отлично от Создателя. Бог наш, создавший Солнце, Луну, небо и землю со всем, наполняющим их, и есть Свет истинный, просвещающий всех, в Него верующих. Он сотворил сияние Солнца и Луны, повелев им служить людям, населяющим поднебесную, — Солнце да светит днем, а Луна — ночью. И если бы вы познали невидимый Свет — Бога нашего, то никогда бы не преклонялись пред видимыми светилами.

— Какой же это свет, — спросил трибун Армалеон, — о котором ты говоришь, что он невидим нашими очами?

— Христос, сын Божий, — пояснил святый Левкий, — рожденный Девою Мариею от Святаго Духа.

И рассказал им всё о Христе, — как Он родился, как жил среди людей, как пострадал Своею волею, умер, в третий день воскрес, вознесся на Небо, сел одесную Бога Отца и — как Он придет судить весь мир, чтобы каждому воздать по его делам. С умилением слушали воины поучение святаго Левкия; уверовав в его слова, как в истину, они пали пред ним на землю, говоря:

— Молим тебя, отче, соделай нас участниками вечной жизни!

Он после оглашения крестил их; число новообращенных было шестьдесят семь мужей. Сопровождаемый ими и клиром, святый Левкий вошел в город. Так положено было начало просвещению Врунтисиополя светом Христова учения.

Князь Антиох, узнав, что трибун Армалеон уверовал во Христа вместе со своими воинами, призвал его к себе и спросил:

— Правда ли то, что я слышу о тебе, Армалеон? Будто ты с подчиненными тебе воинами сделался христианином?

Армалеон молчал. Тогда Антиох с гневом сказал:

— Почему ты не отвечаешь мне?

— Разве тебе, — спросил трибун, — необходимо нужно гневаться на меня за то, что я теперь христианин?