Страница:Захер-Мазох - Еврейские рассказы.djvu/262

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 254 —

— Ну-ну! Перестань! — приласкала его мельничиха и улыбнувшись положила ему на плечо голову, — Это даже удивительно, какъ я тебя люблю! — продолжала она. — Вѣдь вотъ баринъ рядомъ, хорошій баринъ, а я совсѣмъ покойно простилась съ нимъ да спать и ушла.

— Отчего-жъ ты не хочешь за меня замужъ выдти?

— Замужъ? За тебя-то! — и взглянувъ на него, она почти беззвучно засмѣялась. — Не смѣши ты меня Кирила!

— Отчего не хочешь? — приставалъ тотъ. — Ну говори по правдѣ! Не ври, не вывертывайся! Она не отвѣчала. Молча встала она и начала скоро ходить по комнатѣ.

— Такъ когда-же попъ благословитъ насъ? — продолжалъ допрашивать Кирила.

— Что онъ благословитъ? Ему не благословить надо, а съ амвона сказать тебѣ во всеуслышанье, что ты дуралей, чистый олухъ, да еще олухъ-то влюбленный и зазнавшійся не въ мѣру.

— Кто-же изъ насъ зазнался ! Развѣ я? Вѣдь это ты играешь важную госпожу… Важную!… Смотри только! Не очень! Не то…

И онъ сдѣлалъ рукою угрожающее движеніе.

— Не то, что? — равнодушно переспросила она, очевидно ни мало не струсивъ, и остановившись передъ нимъ.

— Не то я духъ изъ тебя вышибу, ты, зазнавшійся дьяволъ.

— Кончилъ ты? Такъ слушай теперь: ты говоришь, я зазналась! Развѣ это значитъ зазнаваться, коль я пустила тебя сегодня къ себѣ?…


Тот же текст в современной орфографии

— Ну-ну! Перестань! — приласкала его мельничиха и улыбнувшись положила ему на плечо голову, — Это даже удивительно, как я тебя люблю! — продолжала она. — Ведь вот барин рядом, хороший барин, а я совсем покойно простилась с ним да спать и ушла.

— Отчего ж ты не хочешь за меня замуж выдти?

— Замуж? За тебя-то! — и взглянув на него, она почти беззвучно засмеялась. — Не смеши ты меня Кирила!

— Отчего не хочешь? — приставал тот. — Ну говори по правде! Не ври, не вывертывайся! Она не отвечала. Молча встала она и начала скоро ходить по комнате.

— Так когда же поп благословит нас? — продолжал допрашивать Кирила.

— Что он благословит? Ему не благословить надо, а с амвона сказать тебе во всеуслышанье, что ты дуралей, чистый олух, да еще олух-то влюбленный и зазнавшийся не в меру.

— Кто же из нас зазнался ! Разве я? Ведь это ты играешь важную госпожу… Важную!… Смотри только! Не очень! Не то…

И он сделал рукою угрожающее движение.

— Не то, что? — равнодушно переспросила она, очевидно ни мало не струсив, и остановившись перед ним.

— Не то я дух из тебя вышибу, ты, зазнавшийся дьявол.

— Кончил ты? Так слушай теперь: ты говоришь, я зазналась! Разве это значит зазнаваться, коль я пустила тебя сегодня к себе?…