Страница:Захер-Мазох - Еврейские рассказы.djvu/92

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


— 84 —

тонкая листва осины таинственно и робко шуршала среди всеобщаго лѣснаго молчанія. Степанъ ломалъ хворостъ, а Ципра собирала его въ вязанки, а когда они утомились отъ работы, она сѣла на мягкій мохъ, а онъ нарвалъ цвѣтовъ и подалъ ей. Затѣмъ онъ сѣлъ рядомъ и неожиданно обнялъ ее рукой.

— Смотри! Богъ тебя накажетъ! — съ улыбкой отстранила его Ципра.

— Онъ ужъ наказалъ меня, — пробормоталъ Степанъ. — Наказалъ тѣмъ, что я долженъ тебя любить.

— Почему же долженъ? — спросила Ципра.

Но онъ не далъ отвѣта, а только смотрѣлъ на нее…

Въ воздухѣ было, что то чарующее; нѣга невольно охватывала человѣка; запахъ лѣсныхъ травъ и ягодъ разливался вокругъ. Жужжали кругомъ пчелы, словно желая усыпить однообразнымъ жужжаніемъ молодыхъ людей ; гдѣ то пѣлъ лѣсной пѣвецъ, пѣлъ свою вѣчную пѣснь про любовь… Ципра очутилась въ объятіяхъ Степана и уста ихъ слились въ жаркомъ поцѣлуѣ. И они цѣловались, цѣловались, забывъ все, забывъ весь Божій міръ… Съ этого дня каждую ночь, какъ только начиналось по садамъ дивное пѣнье и щелканье соловьевъ, Ципра покидала свою хату и выходила къ Степану, который уже ждалъ ее у куста дикихъ розъ. Такъ прошло три недѣли…

Отецъ Ципры выздоровѣлъ и для окончательнаго поправленія здоровья пріѣхалъ въ свою деревенскую хату. Любовники уже не могли по прежнему видѣться. Они встрѣчались рѣдко и при


Тот же текст в современной орфографии

тонкая листва осины таинственно и робко шуршала среди всеобщего лестного молчания. Степан ломал хворост, а Ципра собирала его в вязанки, а когда они утомились от работы, она села на мягкий мох, а он нарвал цветов и подал ей. Затем он сел рядом и неожиданно обнял ее рукой.

— Смотри! Бог тебя накажет! — с улыбкой отстранила его Ципра.

— Он уж наказал меня, — пробормотал Степан. — Наказал тем, что я должен тебя любить.

— Почему же должен? — спросила Ципра.

Но он не дал ответа, а только смотрел на нее…

В воздухе было, что то чарующее; нега невольно охватывала человека; запах лесных трав и ягод разливался вокруг. Жужжали кругом пчелы, словно желая усыпить однообразным жужжанием молодых людей ; где то пел лесной певец, пел свою вечную песнь про любовь… Ципра очутилась в объятиях Степана и уста их слились в жарком поцелуе. И они целовались, целовались, забыв всё, забыв весь Божий мир… С этого дня каждую ночь, как только начиналось по садам дивное пенье и щелканье соловьев, Ципра покидала свою хату и выходила к Степану, который уже ждал ее у куста диких роз. Так прошло три недели…

Отец Ципры выздоровел и для окончательного поправления здоровья приехал в свою деревенскую хату. Любовники уже не могли по прежнему видеться. Они встречались редко и при