Страница:Зиновьева-Аннибал - Трагический зверинец.djvu/35

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
27
ЖУРЯ.

нымъ клокотаніемъ глотаетъ ихъ одного за другимъ. Вотъ пиръ! Вотъ пиръ! Жаль, что не могу! Ну, все равно: я же понимаю, какъ это вкусно, какъ это ужасно вкусно!

Осень была длинная, скучная. Гулять съ Журей стало неудобно и… вообще надоѣло немножко. Привыкла, и не рвалось сердце къ другу, теперь одинокому тамъ, въ нетопленой далекой оранжереѣ.

Тамъ горшки съ землей: вѣрно черви все-таки водятся. Есть и кадки съ водой, вкопанныя въ землю: отчего не жить тамъ и лягушкамъ? Думаю: конечно, да.

Журѣ, впрочемъ, ношу ячменя. Онъ любитъ зерно. Радъ мнѣ. Просится на волю. Но мнѣ что-то часто некогда стало! Конечно, уроки: осенью больше уроковъ, воспитательница строже, я лѣнивѣе, упрямѣе, и часто грубая, и часто наказана. Тогда уже не до Жури. Журю по крайней мѣрѣ никто не наказываетъ. Я ему завидую. Я бы рада быть съ нимъ, но, конечно, гдѣ же мнѣ каждый день? Вотъ весною! вотъ тогда опять будемъ друзьями.

Я не была у Жури три дня. Пошла, зеренъ снесла и налила воды въ его горшокъ; главное вода, потому что кадки въ оранжереѣ глубоки и, хотя врыты въ уровень съ землею, но часто послѣ по-


Тот же текст в современной орфографии

ным клокотанием глотает их одного за другим. Вот пир! Вот пир! Жаль, что не могу! Ну, всё равно: я же понимаю, как это вкусно, как это ужасно вкусно!

Осень была длинная, скучная. Гулять с Журей стало неудобно и… вообще надоело немножко. Привыкла, и не рвалось сердце к другу, теперь одинокому там, в нетопленой далекой оранжерее.

Там горшки с землей: верно черви всё-таки водятся. Есть и кадки с водой, вкопанные в землю: отчего не жить там и лягушкам? Думаю: конечно, да.

Журе, впрочем, ношу ячменя. Он любит зерно. Рад мне. Просится на волю. Но мне что-то часто некогда стало! Конечно, уроки: осенью больше уроков, воспитательница строже, я ленивее, упрямее, и часто грубая, и часто наказана. Тогда уже не до Жури. Журю по крайней мере никто не наказывает. Я ему завидую. Я бы рада быть с ним, но, конечно, где же мне каждый день? Вот весною! вот тогда опять будем друзьями.

Я не была у Жури три дня. Пошла, зерен снесла и налила воды в его горшок; главное вода, потому что кадки в оранжерее глубоки и, хотя врыты в уровень с землею, но часто после по-