Страница:Кузмин - Бабушкина шкатулка.djvu/102

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
96

догадаться, о чемъ задумалась дѣвушка, то гость отчасти выдалъ своя мысли, вдругъ спросивъ:

— Ну, что же, Лія Павловна, вы еще не узнали, что находится въ шкатулкѣ Настасьи Петровны?

— Нѣтъ, откуда же, — отвѣтила, не оживляясь, Лія, потомъ замѣтила: — если бы меня такъ не огорчила болѣзнь бабушки, я бы могла найти, что нѣтъ худа безъ добра. Съ нѣкоторыхъ поръ дядя и тетя страшно измѣнились ко мнѣ. Я ничего не говорю, они всегда были очень милы и родственны по отношенію ко мнѣ, но эти дни меня даже трогаетъ ихъ заботливость и предупредительность. Если бы я сама не была разстроена, меня бы поразила такая перемѣна.

— Да? вотъ видите! — неопредѣленно замѣтилъ Антонъ Васильевичъ и, не дожидаясь отвѣта, продолжалъ болѣе опредѣленно:

— Можетъ быть, они что-нибудь знаютъ и считаютъ васъ богатой наслѣдницей?

Лія сдѣлала брезгливую гримасу, пожавъ плечами. Антонъ Васильевичъ взялъ тихонько руку дѣвушки и нажалъ другимъ тономъ:

— Вы не думали, о чемъ я вамъ говорилъ?

— Я что-то не помню, чтобы вы мнѣ говорили что-нибудь такое, о чемъ нужно было бы не забывать!

— А вы припомните!

— Рѣшительно не знаю! Опять что-нибудь насчетъ бабушкиной шкатулки?

— Нѣтъ, насчетъ моихъ чувствъ къ вамъ.

— Боже мой! но вѣдь а л же, Антонъ Васильевичъ, знаете меня чуть не съ колыбели!

— Такъ что же? Развѣ это обстоятельство дѣлаетъ невозможнымъ чувство любви?

— Я не это хотѣла сказать. Но какъ-то странно: знаете меня чуть не пятнадцать лѣтъ и вдругъ сейчасъ только замѣтили, что любите меня. Это смѣшно!


Тот же текст в современной орфографии

догадаться, о чём задумалась девушка, то гость отчасти выдал своя мысли, вдруг спросив:

— Ну, что же, Лия Павловна, вы еще не узнали, что находится в шкатулке Настасьи Петровны?

— Нет, откуда же, — ответила, не оживляясь, Лия, потом заметила: — если бы меня так не огорчила болезнь бабушки, я бы могла найти, что нет худа без добра. С некоторых пор дядя и тетя страшно изменились ко мне. Я ничего не говорю, они всегда были очень милы и родственны по отношению ко мне, но эти дни меня даже трогает их заботливость и предупредительность. Если бы я сама не была расстроена, меня бы поразила такая перемена.

— Да? вот видите! — неопределенно заметил Антон Васильевич и, не дожидаясь ответа, продолжал более определенно:

— Может быть, они что-нибудь знают и считают вас богатой наследницей?

Лия сделала брезгливую гримасу, пожав плечами. Антон Васильевич взял тихонько руку девушки и нажал другим тоном:

— Вы не думали, о чём я вам говорил?

— Я что-то не помню, чтобы вы мне говорили что-нибудь такое, о чём нужно было бы не забывать!

— А вы припомните!

— Решительно не знаю! Опять что-нибудь насчет бабушкиной шкатулки?

— Нет, насчет моих чувств к вам.

— Боже мой! но ведь а л же, Антон Васильевич, знаете меня чуть не с колыбели!

— Так что же? Разве это обстоятельство делает невозможным чувство любви?

— Я не это хотела сказать. Но как-то странно: знаете меня чуть не пятнадцать лет и вдруг сейчас только заметили, что любите меня. Это смешно!