Страница:Кузмин - Бабушкина шкатулка.djvu/95

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
I.

Лія Павловна любила сама стирать пыль у себя въ комнатѣ. Кромѣ того, что такимъ образамъ ея вещи всегда сохранялись въ идеальной чистотѣ, это помогало ей отгонять печальныя и скучныя мысли, которыя одолѣвали ее по тысячѣ причинъ.

За этимъ же занятіемъ засталъ ее и Антонъ Васильевичъ Бѣлогоровъ, зашедшій въ ея комнату, какъ старый знакомый всего семейства и большой другъ самой Ліи Павловны.

— Опять чистоту наводите? по моему, это даже не совсѣмъ патріотично обладать такою нѣмецкою чертою!

— Простите, я не даю вамъ руки: въ пыли вся.

— Ничего, я подожду.

Дѣвушка присѣла на подоконникъ, держа въ одной рукѣ полотняную тряпку, другою — поддерживая на колѣняхъ довольно большой черный ящичекъ.

— Что это у васъ за ящикъ? я будто прежде его не видѣлъ!

— Вотъ и не видѣли! вы думаете, что вы знаете всѣ мои вещи, а у меня есть секреты.

— Даже отъ меня?

— Вы что-то стали очень самонадѣянны, Антонъ Васильевичъ.

Бѣлогоровъ подошелъ ближе къ дѣвушкѣ. Она сидѣла спиною къ свѣту, и рыжеватые завитки на шеѣ казались совсѣмъ красными на солнцѣ.

— Старинная вещь?


Тот же текст в современной орфографии
I.

Лия Павловна любила сама стирать пыль у себя в комнате. Кроме того, что таким образам её вещи всегда сохранялись в идеальной чистоте, это помогало ей отгонять печальные и скучные мысли, которые одолевали ее по тысяче причин.

За этим же занятием застал ее и Антон Васильевич Белогоров, зашедший в её комнату, как старый знакомый всего семейства и большой друг самой Лии Павловны.

— Опять чистоту наводите? по моему, это даже не совсем патриотично обладать такою немецкою чертою!

— Простите, я не даю вам руки: в пыли вся.

— Ничего, я подожду.

Девушка присела на подоконник, держа в одной руке полотняную тряпку, другою — поддерживая на коленях довольно большой черный ящичек.

— Что это у вас за ящик? я будто прежде его не видел!

— Вот и не видели! вы думаете, что вы знаете все мои вещи, а у меня есть секреты.

— Даже от меня?

— Вы что-то стали очень самонадеянны, Антон Васильевич.

Белогоров подошел ближе к девушке. Она сидела спиною к свету, и рыжеватые завитки на шее казались совсем красными на солнце.

— Старинная вещь?