Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/107

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


за то взяты тамъ подъ арестъ, а въ Малой Россіи домы ихъ, также и оставшихся послѣднихъ, Асаула енералного, Василія Жураковского, да бунчучного, Якова Лизогуба, отписано на Его Величество и пожитки попечатано, а самихъ ихъ взято тудажъ въ Пѣтербургъ; и въ то время полковники Великороссійскіе въ полкахъ, Стародубовскомъ Леонтій Кокошкинъ, а въ Чернѣговскомъ Михайло Богдановъ, поставленни. По взятіи же Жураковского и Лизогуба въ Санктпетербургъ, опредѣлены отъ Александра Ивановича Румянцова правителми, Иванъ Левенецъ, бывшій полковникъ Полтавскій, да Иванъ Мануйловичь, сотникъ Глуховскій, да Ѳедоръ Потребичь Гречаный, и тогдажъ нѣкоторые изъ старшинъ полковыхъ и сотниковъ побранны подъ арестъ до Глухова, где сидѣли годъ слишкомъ. Въ томъ же году зъ весны другимъ разомъ 10,000 войска Малороссійского зъ комендиромъ, Андреемъ Марковичемъ, полковникомъ Лубенскимъ, на Сулакъ пойшли и на тамошней рѣцѣ плотину здѣлали и фортецу укрѣпили.


РОКУ 1724.

По высочайшемъ Его Императорского Величества, Петра Великого, Всероссійского соизволенію, Мая 7 дня, супруга Его Величества, Великая Государыня Императрица, Екатерина Алексѣевна, коронована въ Москвѣ.

Тогожъ року Павелъ Полуботокъ полковникъ померъ въ крѣпости Санктпетербургской, опослѣ же Кирпичъ[1], наказный полковникъ Переяславскій, а потомъ Димитрій Володковскій реентъ войсковой енералной канцеляріи, померли тамъ же въ Санктпетербурзѣ.

Тогожъ года въ третій разъ 10,000 войска Малороссійского на Сулакъ выправленно, ходили зъ комендиромъ Михайломъ Михайловичемъ, полковникомъ Гадяцкимъ, на перемѣну прошлогодной команды Андрея Марковича, полковника.


РОКУ 1725.

Его Величество, Петръ Великій, Императоръ и Самодержецъ Всероссійскій, Генваря 28 дня преставился, а державу Всероссійскую Великая Государыня, Екатерина Алексѣевна, воспріять изволила.

Тогожъ року заразъ по смерти блаженныя и вѣчно достойныя памяти Его Императорского Величества, арестанты Петербургскіе, Даніилъ Апостолъ, полковникъ Миргородскій (который послѣ Коломацкого походу, въ прошломъ 1724 годѣ, позванъ въ Санктпетербургъ и тамъ взятъ подъ арестъ), Иванъ Чернышъ судія, Семенъ Савичь писарь, Василій Жураховскій асаулъ, и Яковъ Лизогубъ бунчужный, енералны зъ товарищѣ, отпущенни на волю, но Семенъ Савичь послѣ того вскорѣ умре тамъ же, въ Петербурзѣ на волѣ, и онымъ всѣмъ бывшимъ арестантамъ возвращенни всѣ пожитки и маетности, полковникъ же Миргородскій, Апостолъ, тотчасъ и въ домъ на

  1. Въ подлинникѣ и ВР. п. такъ, но, кажется, вѣрнѣе Карпика.
Тот же текст в современной орфографии

за то взяты там под арест, а в Малой России домы их, также и оставшихся последних, Асаула енералного, Василия Жураковского, да бунчучного, Якова Лизогуба, отписано на Его Величество и пожитки попечатано, а самих их взято тудаж в Петербург; и в то время полковники Великороссийские в полках, Стародубовском Леонтий Кокошкин, а в Чернеговском Михайло Богданов, поставленни. По взятии же Жураковского и Лизогуба в Санктпетербург, определены от Александра Ивановича Румянцова правителми, Иван Левенец, бывший полковник Полтавский, да Иван Мануйловичь, сотник Глуховский, да Федор Потребичь Гречаный, и тогдаж некоторые из старшин полковых и сотников побранны под арест до Глухова, где сидели год слишком. В том же году з весны другим разом 10,000 войска Малороссийского з комендиром, Андреем Марковичем, полковником Лубенским, на Сулак пойшли и на тамошней реце плотину зделали и фортецу укрепили.


РОКУ 1724.

По высочайшем Его Императорского Величества, Петра Великого, Всероссийского соизволению, Мая 7 дня, супруга Его Величества, Великая Государыня Императрица, Екатерина Алексеевна, коронована в Москве.

Тогож року Павел Полуботок полковник помер в крепости Санктпетербургской, опосле же Кирпич[1], наказный полковник Переяславский, а потом Димитрий Володковский реент войсковой енералной канцелярии, померли там же в Санктпетербурзе.

Тогож года в третий раз 10,000 войска Малороссийского на Сулак выправленно, ходили з комендиром Михайлом Михайловичем, полковником Гадяцким, на перемену прошлогодной команды Андрея Марковича, полковника.


РОКУ 1725.

Его Величество, Петр Великий, Император и Самодержец Всероссийский, Генваря 28 дня преставился, а державу Всероссийскую Великая Государыня, Екатерина Алексеевна, восприять изволила.

Тогож року зараз по смерти блаженные и вечно достойные памяти Его Императорского Величества, арестанты Петербургские, Даниил Апостол, полковник Миргородский (который после Коломацкого походу, в прошлом 1724 годе, позван в Санктпетербург и там взят под арест), Иван Черныш судия, Семен Савичь писарь, Василий Жураховский асаул, и Яков Лизогуб бунчужный, енералны з товарище, отпущенни на волю, но Семен Савичь после того вскоре умре там же, в Петербурзе на воле, и оным всем бывшим арестантам возвращенни все пожитки и маетности, полковник же Миргородский, Апостол, тотчас и в дом на

  1. В подлиннике и ВР. п. так, но, кажется, вернее Карпика.