Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/22

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


осадили тое войско подъ Збаражжемъ на святыхъ апостолъ Петра и Павла, и напотомъ таборъ прійшолъ и доставали того войска, которые му́сѣли, зоставивши окопы, около за́мку и въ мѣстѣ тѣсно стали, которыхъ въ обложе́нню ажъ до Успенія Богородицы держали, але оныхъ не достали. На которыхъ барзо трудно было, же му́сѣли стерво исти, а и того мало было, бо собакъ и кошокъ вы́или. Король зась его милость Янъ Казимиръ, подъ Топоровомъ стоячи зъ сенаторами и посполитое руше́ння скупивши, оттоль рушилъ со всѣми поту́гами на о́тсѣчь войску, зостаючому въ обложенню у Збара́жя. О которомъ узявши пе́вную вѣдомость гетманъ Хмелницкій, осадивши збаражское войско, зъ комо́нникомъ и ханомъ пойшолъ противко короля его милости, и спотка́лися подъ Зборовомъ. Юже́ зъ Зборо́ва выйшло войско было и самъ король его милость. Где спотка́вшися войско зъ войскомъ, много шко́ды орда учинила войску коронному, же зале́два могли справился и назадъ до Зборова уступили. И тамъ осаженно короля его милость, и безъ мало до того не пришло было, же и узято бы было, бо уже нѣ́отколя помочи сподѣва́тися было; можная рѣчъ, любо не приступомъ, але и голодомъ оныхъ звоевати. Однакже и гетманъ Хмелницкій не зы́чилъ того, жебы мѣлъ ся достати монарха христіянскій въ руки и въ неволю бесурманскую. И такъ зъ собою трактовати почали презъ дней два и учинили зго́ду, же не имѣли по самую Случъ жолнѣ́ре на Украи́ну бывати, тылко опрочъ урядове сторосто́ве по городахъ албо сами пано́ве, жебы уже болшъ задору и причинъ до войны не даванно. А ордѣ плата полономъ городовъ дванадцати, которые могутъ ви́няти. И по тихъ трактатахъ, узявши заставу пановъ значныхъ у войско, гетманъ Хмелницкій бытностію своею былъ у короля его милости въ Зборовѣ, где оного шано́вано, ударо́вано и другого дня отпущено до войска. Итакъ король его милость повернулъ назадъ до Львова; а Хмелницкій, пришедши подъ Збара́же, приказалъ зъ шанцовъ войску уступити и южъ межи собою зъ войскомъ короннымъ болше задору не чинити; бо и отъ короля его милости посланцо́ве до князя Вишневецкого пришли, поспо́лу при гетману Хмелницкому, и до всего того войска, зостаючого въ обложе́ню въ Збаражу, ознайму́ючи о той зго́дѣ. И Хмелницкій зъ ханомъ крымскимъ, розправивши орду, то есть мурзѣ придавши козаковъ, и такъ многіе городы козаки позводили, и людей Татаре въ неволю побрали, и козаки мае́тность побрали, и мѣста значные спустѣли. И днемъ передъ Успеніемъ Богородицы уступило войско козацкое и Орды отъ Збаражя, тягнучи просто на Украину.

Того жъ року войско литовское подъ Заганнямъ и Хвойниками розбили полкъ Кіевскій зъ Крыче́вскимъ.

Того жъ року саранча великая была и збо́же зпсовала, же дорожне́та великая была на хлѣбъ, на соль и на сѣно. И такъ по оной зго́дѣ понаѣзди́ли урядове на Украину были, и самъ воевода кіевскій Адамъ Кисѣль зъ жоною

Тот же текст в современной орфографии

осадили тое войско под Збаражжем на святых апостол Петра и Павла, и напотом табор прийшол и доставали того войска, которые му́сели, зоставивши окопы, около за́мку и в месте тесно стали, которых в обложе́нню аж до Успения Богородицы держали, але оных не достали. На которых барзо трудно было, же му́сели стерво исти, а и того мало было, бо собак и кошок вы́или. Король зась его милость Ян Казимир, под Топоровом стоячи з сенаторами и посполитое руше́ння скупивши, оттоль рушил со всеми поту́гами на о́тсечь войску, зостаючому в обложенню у Збара́жя. О котором узявши пе́вную ведомость гетман Хмелницкий, осадивши збаражское войско, з комо́нником и ханом пойшол противко короля его милости, и спотка́лися под Зборовом. Юже́ з Зборо́ва выйшло войско было и сам король его милость. Где спотка́вшися войско з войском, много шко́ды орда учинила войску коронному, же зале́два могли справился и назад до Зборова уступили. И там осаженно короля его милость, и без мало до того не пришло было, же и узято бы было, бо уже не́отколя помочи сподева́тися было; можная реч, любо не приступом, але и голодом оных звоевати. Однакже и гетман Хмелницкий не зы́чил того, жебы мел ся достати монарха християнский в руки и в неволю бесурманскую. И так з собою трактовати почали през дней два и учинили зго́ду, же не имели по самую Случ жолне́ре на Украи́ну бывати, тылко опроч урядове сторосто́ве по городах албо сами пано́ве, жебы уже болш задору и причин до войны не даванно. А орде плата полоном городов дванадцати, которые могут ви́няти. И по тих трактатах, узявши заставу панов значных у войско, гетман Хмелницкий бытностью своею был у короля его милости в Зборове, где оного шано́вано, ударо́вано и другого дня отпущено до войска. Итак король его милость повернул назад до Львова; а Хмелницкий, пришедши под Збара́же, приказал з шанцов войску уступити и юж межи собою з войском коронным болше задору не чинити; бо и от короля его милости посланцо́ве до князя Вишневецкого пришли, поспо́лу при гетману Хмелницкому, и до всего того войска, зостаючого в обложе́ню в Збаражу, ознайму́ючи о той зго́де. И Хмелницкий з ханом крымским, розправивши орду, то есть мурзе придавши козаков, и так многие городы козаки позводили, и людей Татаре в неволю побрали, и козаки мае́тность побрали, и места значные спустели. И днем перед Успением Богородицы уступило войско козацкое и Орды от Збаражя, тягнучи просто на Украину.

Того ж року войско литовское под Заганням и Хвойниками розбили полк Киевский з Крыче́вским.

Того ж року саранча великая была и збо́же зпсовала, же дорожне́та великая была на хлеб, на соль и на сено. И так по оной зго́де понаезди́ли урядове на Украину были, и сам воевода киевский Адам Кисель з жоною