Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/71

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Кракова на коронацію, а тамъ по городахъ позоставали Коменданти, то есть у Браславлю, Немеровѣ, Жорницахъ, Олѣнцяхъ, Бару и иныхъ.

Того жъ лѣта Браславцѣ здалися Дорошенкови, и хотѣли жолнеровъ выбити, але того не доказали, и мусѣли уходити зъ Браславля, и такъ комендантъ спаливъ Браславе и уступилъ до Немерова, але по старому Браславцовъ у Ладижинѣ жолнѣре напавши пожаковали, а инихъ постинали, а напотомъ у бершади, и такъ тая украина стала пуста, бо остатокъ тихъ людей побужя и Торговичане зайшли на Заднѣпра.

Того жъ лѣта бояринъ князь Ромодановскій скупивши войска его царскаго величества и скупившися съ гетманомъ Иваномъ Самойловичемъ, ходили по Днѣпру и посылали войско свое до Корсуна, которымъ Корсунъ здался, и такъ усѣхъ людей съ Корсуна съ полковникомъ ихъ спровадили на Заднѣпря. А Ляхи пришовши спалили Корсунъ съ церквами, и подъ Чигиринъ ходилъ подъѣздъ, тылко жъ ничего не вскурали, але вышелъ Сѣрко зъ Запорожа, съ которымъ згоду узялъ Дорошенко, и присягу виконалъ на подданство его царскому величеству, и послалъ своихъ пословъ на Москву а на потомъ и Санджаки отослалъ на Москву своимъ тестемъ, тылко жъ втомъ мало было правды, бо по старому посилалъ до Турчина и до хана о помочь, тое лѣто манячи, отзиваючися слугою его царского величества, але жаль было гетманство положити, отъ которого своевольніе кампанѣѣ и пѣхота почали рватися, и на Заднѣпра уходити, и для того почалъ зъ Запорожцами мешкать въ пріязни, и живность, горѣлки, тютюнъ и гроши онимъ слати, сподѣваючися того, же его гетманомъ утвердятъ, а до того, же уже нѣ откого небачилъ пріязни, а нѣ отъ Ляховъ, а нѣ отъ Татаръ, а отъ Турчина за, санджаки обавлялся, а найболшей зъ Запорожцами сгоду принялъ, сподѣваючися, же оного наставлятъ гетманомъ на Заднѣпру, бо передъ тѣмъ жадною мѣрою не хотѣлъ въ згодѣ зъ Запорожемъ мешкати, але еще промишлялъ и поднимался Турчинови зносити Запороже, бо найболшей оного не любили козаки запорожскіе, же поддался Турчинови, и такъ Дорошенко зостаючи у Чигиринѣ, любо уже въ малой купѣ, и подъ собою держачи городковъ мало, тылко Чигиринъ, Криловъ, Черкаси, Медведовку, Жаботинъ, Мошни, по старому не хотѣлъ на Заднѣпра гетманови поклонитися, и гетманство отдати, але гетманомъ отзивался, и посылалъ до орды, але орда оного не послухала, такъ же и до Турчина посилалъ, але и тотъ за свою зневагу, же отдалъ Санджаки, розгнѣваній оному помочи недалъ, тылко зъ самою пѣхотою своявольною, которую держалъ тысячь полторы, даючи онимъ плату грошевую, а живность зъ тихъ городовъ оному послушныхъ мѣли, на усѣ стороны манилъ своею пріязнію, и своеми пріязними побужалъ такъ Запорожцовъ, яко тежъ и въ Полтавщинѣ, и иннихъ городахъ украинскихъ презъ людей себѣ зичливыхъ, жебы ся збунтовали на своего гетмана, и на раду зезволили своевольную, на обраніе гетмана, що уже иніе почали-

Тот же текст в современной орфографии

Кракова на коронацию, а там по городах позоставали Коменданти, то есть у Браславлю, Немерове, Жорницах, Оленцях, Бару и иных.

Того ж лета Браславце здалися Дорошенкови, и хотели жолнеров выбити, але того не доказали, и мусели уходити з Браславля, и так комендант спалив Браславе и уступил до Немерова, але по старому Браславцов у Ладижине жолнере напавши пожаковали, а иних постинали, а напотом у бершади, и так тая украина стала пуста, бо остаток тих людей побужя и Торговичане зайшли на Заднепра.

Того ж лета боярин князь Ромодановский скупивши войска его царского величества и скупившися с гетманом Иваном Самойловичем, ходили по Днепру и посылали войско свое до Корсуна, которым Корсун здался, и так усех людей с Корсуна с полковником их спровадили на Заднепря. А Ляхи пришовши спалили Корсун с церквами, и под Чигирин ходил подъезд, тылко ж ничего не вскурали, але вышел Серко з Запорожа, с которым згоду узял Дорошенко, и присягу виконал на подданство его царскому величеству, и послал своих послов на Москву а на потом и Санджаки отослал на Москву своим тестем, тылко ж втом мало было правды, бо по старому посилал до Турчина и до хана о помочь, тое лето манячи, отзиваючися слугою его царского величества, але жаль было гетманство положити, от которого своевольние кампанее и пехота почали рватися, и на Заднепра уходити, и для того почал з Запорожцами мешкать в приязни, и живность, горелки, тютюн и гроши оним слати, сподеваючися того, же его гетманом утвердят, а до того, же уже не откого небачил приязни, а не от Ляхов, а не от Татар, а от Турчина за, санджаки обавлялся, а найболшей з Запорожцами сгоду принял, сподеваючися, же оного наставлят гетманом на Заднепру, бо перед тем жадною мерою не хотел в згоде з Запорожем мешкати, але еще промишлял и поднимался Турчинови зносити Запороже, бо найболшей оного не любили козаки запорожские, же поддался Турчинови, и так Дорошенко зостаючи у Чигирине, любо уже в малой купе, и под собою держачи городков мало, тылко Чигирин, Крилов, Черкаси, Медведовку, Жаботин, Мошни, по старому не хотел на Заднепра гетманови поклонитися, и гетманство отдати, але гетманом отзивался, и посылал до орды, але орда оного не послухала, так же и до Турчина посилал, але и тот за свою зневагу, же отдал Санджаки, розгневаний оному помочи недал, тылко з самою пехотою своявольною, которую держал тысячь полторы, даючи оним плату грошевую, а живность з тих городов оному послушных мели, на усе стороны манил своею приязнию, и своеми приязними побужал так Запорожцов, яко теж и в Полтавщине, и инних городах украинских през людей себе зичливых, жебы ся збунтовали на своего гетмана, и на раду зезволили своевольную, на обрание гетмана, що уже иние почали-