Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/78

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


своихъ пословъ, бутурлина боярина, и чадаева Околничого, сумми прислалъ два миліона на войско и задля доконченя згоды, що обецовала Ляхи своими войскими допомогти. На весну заразъ его царское Величество висилаетъ сили своѣ великіе до Кіева, то есть князя Михайла Черкаского и при нему бояре великіе Петръ Васильевичь Шереметевъ, и братъ Шереметевъ, бояринъ Милославскій, князь Урусовъ, князь Хованскій, князь Доргорукій, Алексѣй Зміевъ, царскихъ приказовъ голова Шепелевъ, и тіе усѣ войска, которыхъ было на по два кротъ сто тысячей, съ Козацкимъ войскомъ стояли коло Кіева и валъ копали коло Монастырей, а жаднихъ подъездовъ не отправовали нѣкуда черезъ усе лѣто, а войска Турецкіе за пороги ходили и тамъ нижей Запорожа и сѣчи городка два смуровали надъ Днѣпромъ зъ обоихъ сторонъ, а козаки Запорожскіе зъ сѣчи уступили у луги съ Кошовымъ Иваномъ Сѣркомъ, зъ которымъ на знесеня тихъ городковъ Москва зъ Козаками пѣхотними ходила[1].


РОКУ 1680.

На початку того року вишолъ Ханъ зъ Ордами немалими подъ слободи Московскіе и сталъ коло мерли, и барзо великую шкоду учинилъ въ слободахъ Московскихъ, миль на тридцать попустошилъ, ажъ и поза бѣлогородомъ, и вернулся вцѣлости, бо никто за нимъ неходилъ.

Тогожъ року на веснѣ Татаре коло Кіева шкоди великіе починили на пренесеніе мощей святого Николая и на святую Троицу[2].


РОКУ 1681.

О Воскресеніи Христовомъ поселъ его Царского Величества прозиваеми Тяпкинъ повернулъ отъ Турецкого Монархи, зъ которимъ и Татарскій поселъ у килкадесятъ коней ишолъ до его Царского Величества, бо Турецкій Монарха злецилъ Ханови Кримскому зачинати згоду зъ его Царскимъ Величествомъ, о которой такъ трактовавши зъ онимъ Тяпкиномъ у Криму, и постановивши якую дань маетъ давати его Царское Величество Турчинови презъ руки Ханскіе, и на томъ поприсягши въ Криму, и до его Царского Величества поѣхали о потверженіе тоей згоди[3].


РОКУ 1682.

Мѣсяця Мая Царъ Московскій и всея Россіи Ѳедоръ Алѣксѣевичь померъ зъ жалемъ усего Христіанства въ молодихъ лѣтехъ, которій великую любовъ до нашего народу мѣлъ, бо и набоженство на Москвѣ нашимъ напѣломъ по церквахъ и по Монастырехъ отправовати приказалъ, и одежу Московскую отмѣнено, але по нашему носити позволилъ, а на его мѣстѣ обрано Царемъ брата его

  1. Въ Юзефовичевомъ еще слѣдуетъ: „Тогожъ року нѣякіесь бунты на Москвѣ встали были противно Его Царского Величества бояръ нѣкоторыхъ и столниковъ, але тѣе заразъ ускромлено и многихъ потрачено; началникомъ былъ нѣякійсъ Коропковъ, которого страчено съ помощниками ведлугъ заслуги ихъ.“ „Тогожъ року на Днѣпрѣ подъ Кіевомъ мосты на байдакахъ уроблено широкій, же у три лавы могли ити возы, а тое роблено коштомъ Царскимъ за для переходу войскъ, которыя войска стояли до Рождества Пресвятой Богородицы, але по отходѣ войскъ зподъ Кіева, Татаре подпавши, учинили немалую шкоду, бо Козаковъ и Москвы немало порубали и живо побрали, которые при конехъ зоставали за Либедю, также и коней много барзо заняли, которые у цѣлости увойшли, бо жадной погони за ними не было и языка не узяли, кто тую шкоду учинилъ подъ такъ великимъ войскомъ.“
  2. Въ Юзефовичевомъ добавлено: „Въ томъ же року суша и горачостъ солнца великая была, отъ которой повысыхали и травы посохли, съ которой сухоты робацство умножилось и повыѣдали капусты, бобъ, горохи, коноплѣ и гречку, зъ нивы на ниву стадомъ ходили. Тогожъ року Юля 7 дня Новгородокъ Сѣверскій увесь выгорѣлъ.“ „Тогожъ року войска великія Его Царского Величества выйшли и стягалися подъ Путивлемъ у Бѣлыхъ Береговъ, надъ которыми старшимъ былъ Бояринъ Галицѣнъ, подъ которого послушенствомъ зоставалъ и Князь Ромодановскій, и тамъ стоячи ожидали вѣдомости, ежели Турки мѣли подійти подъ Кіевъ, жебы противно оныхъ тягнути, а войска Козацкія въ домахъ зоставали, тилко полкъ Стародубовскій выйшолъ въ Деснѣ, а Гетманъ зъ старшиною до Боярина подъ Путивля ходили, совѣтуючи собѣ о дѣлехъ военныхъ, и въ томъ року войска въ Кіевъ не ходили Московскія и Козацкія, бо жадныхъ войско непріятельскихъ не было, а яко лѣто, такъ и осѣнь сухая была, же болота повыгоровали и воды въ нихъ не было; тогожъ лѣта Лохвиця, Золотоноша и иныхъ мѣстъ немало выгорѣло, а на Запорожю кошовый Иванъ Сѣрко, витазъ сильный померъ.“ „Тогожъ року Турки коммисію албо гранницю разъѣздили, але не учинили слушного поставлення о границю, которую до сейму Ляхи отложили, на чомъ споръ сталъ. Тогожъ року въ осени Турки не чекаючи сейму лядского, учинили границю по Стрипеку рѣку, але й за рѣкою Стрѣпою, которая граничитъ, мѣсто Чертовъ и Теребовля и иные подъ себе повернули, и концѣ и слупы мѣдяные поставили. На концу того року Декабря 15 дня, на небѣ у ночѣ комета великая явилась, т е. отъ захода солнца зъ малой звѣзды, столпъ великій ясный, который до полнеба досягалъ, а въ той ясности черезъ три ночи тривалъ, а напотомъ на многія ночи по заходѣ солца являлся, тилко не такъ юже свѣтелъ стоялъ. Тоей же зимы около Кіева и подъ Остря Татаре часто докучали и людей въ полонъ брали.“
  3. Въ Юзефовичевомъ еще: „Тогожъ року Его Царское Величество монастырь одинокій подъ Бранскимъ привернулъ до монастыря Печерского Кіевского, и черцѣ Кіевскіе заѣхали, а и прошлого року монастырь Трубецскій томужъ монастыревѣ Печерскому отдано, спровадивши оттоль черцовъ Московскихъ. Тогожъ Юня 21 дня громъ запаливъ церковъ великую у Стародубѣ Рождества Пречистой Богородицы и уся згорѣла. Тогожъ року Августа 9 дня предъ свѣтомъ земля траслася зъ понедѣлка на вовторокъ.“
Тот же текст в современной орфографии

своих послов, бутурлина боярина, и чадаева Околничого, сумми прислал два милиона на войско и задля доконченя згоды, що обецовала Ляхи своими войскими допомогти. На весну зараз его царское Величество висилает сили свое великие до Киева, то есть князя Михайла Черкаского и при нему бояре великие Петр Васильевичь Шереметев, и брат Шереметев, боярин Милославский, князь Урусов, князь Хованский, князь Доргорукий, Алексей Змиев, царских приказов голова Шепелев, и тие усе войска, которых было на по два крот сто тысячей, с Козацким войском стояли коло Киева и вал копали коло Монастырей, а жадних подъездов не отправовали некуда через усе лето, а войска Турецкие за пороги ходили и там нижей Запорожа и сечи городка два смуровали над Днепром з обоих сторон, а козаки Запорожские з сечи уступили у луги с Кошовым Иваном Серком, з которым на знесеня тих городков Москва з Козаками пехотними ходила[1].


РОКУ 1680.

На початку того року вишол Хан з Ордами немалими под слободи Московские и стал коло мерли, и барзо великую шкоду учинил в слободах Московских, миль на тридцать попустошил, аж и поза белогородом, и вернулся вцелости, бо никто за ним неходил.

Тогож року на весне Татаре коло Киева шкоди великие починили на пренесение мощей святого Николая и на святую Троицу[2].


РОКУ 1681.

О Воскресении Христовом посел его Царского Величества прозиваеми Тяпкин повернул от Турецкого Монархи, з которим и Татарский посел у килкадесят коней ишол до его Царского Величества, бо Турецкий Монарха злецил Ханови Кримскому зачинати згоду з его Царским Величеством, о которой так трактовавши з оним Тяпкином у Криму, и постановивши якую дань мает давати его Царское Величество Турчинови през руки Ханские, и на том поприсягши в Криму, и до его Царского Величества поехали о потвержение тоей згоди[3].


РОКУ 1682.

Месяця Мая Цар Московский и всея России Федор Алексеевичь помер з жалем усего Христианства в молодих летех, которий великую любов до нашего народу мел, бо и набоженство на Москве нашим напелом по церквах и по Монастырех отправовати приказал, и одежу Московскую отменено, але по нашему носити позволил, а на его месте обрано Царем брата его

  1. В Юзефовичевом еще следует: „Тогож року неякиесь бунты на Москве встали были противно Его Царского Величества бояр некоторых и столников, але тее зараз ускромлено и многих потрачено; началником был неякийс Коропков, которого страчено с помощниками ведлуг заслуги их.“ „Тогож року на Днепре под Киевом мосты на байдаках уроблено широкий, же у три лавы могли ити возы, а тое роблено коштом Царским за для переходу войск, которые войска стояли до Рождества Пресвятой Богородицы, але по отходе войск зпод Киева, Татаре подпавши, учинили немалую шкоду, бо Козаков и Москвы немало порубали и живо побрали, которые при конех зоставали за Либедю, также и коней много барзо заняли, которые у целости увойшли, бо жадной погони за ними не было и языка не узяли, кто тую шкоду учинил под так великим войском.“
  2. В Юзефовичевом добавлено: „В том же року суша и горачост солнца великая была, от которой повысыхали и травы посохли, с которой сухоты робацство умножилось и повыедали капусты, боб, горохи, конопле и гречку, з нивы на ниву стадом ходили. Тогож року Юля 7 дня Новгородок Северский увесь выгорел.“ „Тогож року войска великие Его Царского Величества выйшли и стягалися под Путивлем у Белых Берегов, над которыми старшим был Боярин Галицен, под которого послушенством зоставал и Князь Ромодановский, и там стоячи ожидали ведомости, ежели Турки мели подийти под Киев, жебы противно оных тягнути, а войска Козацкия в домах зоставали, тилко полк Стародубовский выйшол в Десне, а Гетман з старшиною до Боярина под Путивля ходили, советуючи собе о делех военных, и в том року войска в Киев не ходили Московские и Козацкия, бо жадных войско неприятельских не было, а яко лето, так и осень сухая была, же болота повыгоровали и воды в них не было; тогож лета Лохвиця, Золотоноша и иных мест немало выгорело, а на Запорожю кошовый Иван Серко, витаз сильный помер.“ „Тогож року Турки комисию албо гранницю разъездили, але не учинили слушного поставлення о границю, которую до сейму Ляхи отложили, на чом спор стал. Тогож року в осени Турки не чекаючи сейму лядского, учинили границю по Стрипеку реку, але й за рекою Стрепою, которая граничит, место Чертов и Теребовля и иные под себе повернули, и конце и слупы медяные поставили. На концу того року Декабря 15 дня, на небе у ноче комета великая явилась, т е. от захода солнца з малой звезды, столп великий ясный, который до полнеба досягал, а в той ясности через три ночи тривал, а напотом на многие ночи по заходе солца являлся, тилко не так юже светел стоял. Тоей же зимы около Киева и под Остря Татаре часто докучали и людей в полон брали.“
  3. В Юзефовичевом еще: „Тогож року Его Царское Величество монастырь одинокий под Бранским привернул до монастыря Печерского Киевского, и черце Киевские заехали, а и прошлого року монастырь Трубецский томуж монастыреве Печерскому отдано, спровадивши оттоль черцов Московских. Тогож Юня 21 дня гром запалив церков великую у Стародубе Рождества Пречистой Богородицы и уся згорела. Тогож року Августа 9 дня пред светом земля траслася з понеделка на вовторок.“