Страница:Падение царского режима. Том 4.pdf/523

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

на процесс Мануйлова, то я посоветовал Штюрмеру переговорить с ген. Алексеевым, выяснить ему опасность постановки этого дела на суд вследствие причин, мною раньше отмеченных, и добиться передачи производства расследования по этому делу военному суду путем предоставленного по закону главнокомандующему (в данном случае ген. Рузскому) права изъятия, на основании военного положения, тех или других дел из общесудебного порядка. На это мне Штюрмер, изменившись в лице при упоминании мною имени ген. Алексеева, заявил, что он не считает возможным обращаться по этому поводу к Алексееву, так как из последовавшего, по распоряжению последнего, ареста Мануйлова, он усматривает чувство личного нерасположения Алексеева к нему; при этом Штюрмер сообщил об имеющихся в его распоряжении, в копиях, двух письмах А. И. Гучкова к Алексееву по поводу обвинения Гучковым ген. Беляева и Кузьмина-Караваева (начальника главного артиллерийского управления) в умышленном отклонении ими выгодных для правительства предложений о своевременном приобретении необходимых для армии предметов, боевого снабжения. Письма эти, по словам Штюрмера, в агитационных целях широко были распространяемы Гучковым в среде депутатов и общественных деятелей, и потому обращения А. И. Гучкова к ген. Алексееву свидетельствовали о взаимных личных их между собою хороших отношениях, что вполне выяснило ему, Штюрмеру, позицию ген. Алексеева в отношении его к императрице и всем тем, кто, так или иначе, близок к ее величеству, вследствие чего он считает своим долгом с содержанием этих писем познакомить, для расшифрования ген. Алексеева, как государыню, так и его величество. Затем Б. В. Штюрмер добавил, что он лично, как министр иностранных дел, сделал, с своей стороны, все, чтобы облегчить задачи нашей армии в войне с Германией и Австрией, путем отстояния наших интересов в будущем относительно судьбы Константинополя, а главным образом путем привлечения на нашу сторону Румынии. В этом последнем деле, по словам Штюрмера, он видит исключительно личную свою заслугу, так как ему пришлось приложить много усилий к исправлению ошибок в этом вопросе своего предшественника, — но все труды его не дали желательных результатов исключительно по вине ген. Алексеева, не сумевшего солидарным планом кампании и своевременной поддержкой использовать в благоприятном для России исходе выступление Румынии против Австрии.

Настоящее заявление Штюрмера о его роли в деле заключения договора с Румынией и относительно Константинополя для меня было неожиданно, так как в недавнюю пору, когда я был в составе правительства, я знал, какое огромное значение этим двум вопросам придавал Сазонов, неоднократно в моем присутствии делавший по этому поводу свои доклады в закрытых засе-