Страница:Процесс Чинского, 1908.pdf/46

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

леграммы отъ другого лица. Въ письмахъ встрѣчаются буквы „S. E. K.“ (предполагаютъ „Его превосходительство Кальноки“), Чинскій же всегда заявлялъ, что долгъ его предъ Австрійскимъ императоромъ и отечествомъ запрещаетъ ему дать свѣдѣнія о томъ лицѣ, которое скрывается подъ этимъ превосходительствомъ K. и псевдонимомъ „Угронъ“. На вопросъ присяжнаго повѣреннаго Бернштейна свидѣтель Арнольдъ не отрицаетъ, что отношеніемъ отъ 23 апрѣля 1894 г. онъ обратился въ полицейское управленіе въ Дрезденѣ съ запросомъ, не имѣлъ ли Чинскій и тамъ интимныхъ отношеній съ посторонними женщинами, въ особенности же въ то время, когда онъ вступилъ въ таковыя съ баронессой, и если да, то не съ дамами ли старшаго возраста, съ допущеніемъ предположенія, что онъ желалъ быть у нихъ на содержаніи. Полицейское управленіе отвѣтило, что Чинскій велъ со времени своего знакомства съ баронессой очень уединенный образъ жизни, и что, кромѣ знакомства съ Вьецинской, другихъ дамъ у него не было. Далѣе на вопросъ защитника свидѣтель не отрицаетъ, что онъ послалъ суду въ Дрезденѣ отдѣльное требованіе о допросѣ нѣкоей баронессы фонъ-Бломэ и добавляетъ: „По окончаніи предварительнаго слѣдствія я получилъ весьма обширное заявленіе отъ баронессы Бломэ, въ которомъ она излагаетъ, что Чинскій, при помощи гипнотизма, старался оказать на нее вліяніе, касался ея колѣнъ и смотрѣлъ ей въ глаза. Въ это время баронесса Бломэ, какъ это уже однажды случилось съ ней, была помѣщена въ заведеніе для душевно-больныхъ“.

Экспертъ д-ръ фонъ-Шренкъ объясняетъ, что эти заявленія баронессы были впослѣдствіи пере-

Тот же текст в современной орфографии

леграммы от другого лица. В письмах встречаются буквы «S. E. K.» (предполагают «Его превосходительство Кальноки»), Чинский же всегда заявлял, что долг его пред Австрийским императором и отечеством запрещает ему дать сведения о том лице, которое скрывается под этим превосходительством K. и псевдонимом «Угрон». На вопрос присяжного поверенного Бернштейна свидетель Арнольд не отрицает, что отношением от 23 апреля 1894 г. он обратился в полицейское управление в Дрездене с запросом, не имел ли Чинский и там интимных отношений с посторонними женщинами, в особенности же в то время, когда он вступил в таковые с баронессой, и если да, то не с дамами ли старшего возраста, с допущением предположения, что он желал быть у них на содержании. Полицейское управление ответило, что Чинский вел со времени своего знакомства с баронессой очень уединенный образ жизни, и что, кроме знакомства с Вьецинской, других дам у него не было. Далее на вопрос защитника свидетель не отрицает, что он послал суду в Дрездене отдельное требование о допросе некоей баронессы фон-Бломэ и добавляет: «По окончании предварительного следствия я получил весьма обширное заявление от баронессы Бломэ, в котором она излагает, что Чинский, при помощи гипнотизма, старался оказать на нее влияние, касался её колен и смотрел ей в глаза. В это время баронесса Бломэ, как это уже однажды случилось с ней, была помещена в заведение для душевнобольных».

Эксперт д-р фон-Шренк объясняет, что эти заявления баронессы были впоследствии пере-