Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/128

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
108
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Зимою носили тафтяныя мантіи вышеназванныхъ цвѣтовъ, подбитыя мѣхомъ рыси, чернобурой лисицы, калабрійской куницы, соболя и другими дорогими мѣхами. Четки, кольца, шейныя цѣпи, браслеты были изъ драгоцѣнныхъ каменьевъ: какъ-то, карбункулъ, рубинъ, брилліантъ, сапфиръ, изумрудъ, бирюза, гранатъ, агатъ, бериллъ, жемчугъ и всякіе другіе, какіе только существуютъ.

Головной уборъ согласовался съ временами года: зимою слѣдовали французской модѣ, весною испанской, лѣтомъ тосканской, за исключеніемъ праздниковъ и воскресенья, когда предпочтеніе отдавалось французскому убору, оттого что онъ приличнѣе и лучше согласуется съ женской стыдливостью.

Мужчины одѣвались на свой ладъ. Чулки изъ ярко-краснаго или огненно-краснаго, чернаго или бѣлаго стамета или полусукна; штаны изъ бархата такихъ же цвѣтовъ или приблизительно, вышитыя и скроенныя, какъ имъ было желательно. Куртка изъ золотого, серебрянаго сукна, изъ бархата, атласа, дама, тафты тѣхъ же цвѣтовъ, скроенная, вышитая и отдѣланная по указанному образцу. Шелковые шнурки одинаковыхъ цвѣтовъ съ золотыми наконечниками для шнуровки. Короткія и длинныя епанчи изъ золотого сукна, золотого полотна, серебрянаго сукна или богато вышитаго бархата. Мантіи такія же дорогія, какъ и у дамъ. Шелковые кушаки такихъ же цвѣтовъ, какъ и куртки. У каждаго съ боку висѣла прекрасная шпага съ золотымъ ефесомъ, съ бархатными, того же цвѣта, какъ и чулки, ножнами и золотымъ наконечникомъ, усыпаннымъ каменьями. Такой же точно кинжалъ. Шапка изъ чернаго бархата, украшенная золотыми колечками и пуговками. Бѣлое перо красовалось на ней, и съ него спускались золотыя нитки, на концѣ которыхъ сверкали рубины, изумруды и пр.

И такая симпатія существовала между мужчинами и женщинами, что ежедневно они были одинаково одѣты. И, чтобы не произошло путаницы, назначены были камергеры, которые каждое утро сообщали мужчинамъ, въ какой костюмъ облекались въ тотъ день дамы. Потому что желаніе дамъ было закономъ. Но не думайте, чтобы онѣ теряли время, хотя и одѣвались такъ чисто и богато: гардеробмейстеры каждое утро приготовляли наряды для дамъ, а ихъ горничныя были такъ ловки, что въ минуту одѣвали ихъ съ головы до ногъ.

И, чтобы не было никакой задержки въ нарядахъ, около Телемскаго парка выстроено было большое зданіе, тянувшееся на добрыхъ полмили, очень свѣтлое и удобное, гдѣ проживали золотыхъ дѣлъ мастера, ювелиры, золотошвейки, портные, ткачи, обойщики, позументщики, и каждый занимался своимъ ремесломъ, и все это устроено было для вышеупомянутыхъ монаховъ и монахинь. Необходимые матеріалы и ткани доставлялись господиномъ Новзиклетомъ, который ежегодно присылалъ семь кораблей съ острововъ Перловъ и Каннибальскихъ, нагруженныхъ золотыми слитками, шелкомъ-сырцомъ, жемчугомъ и драгоцѣнными каменьями. Если случалось, что нѣкоторыя жемчужины пожелтѣютъ отъ времени, то ихъ искусно подновляли, давая проглотить нѣкоторымъ здоровеннымъ пѣтухамъ, подобно тому, какъ даютъ слабительное соколамъ.

Тот же текст в современной орфографии

Зимою носили тафтяные мантии вышеназванных цветов, подбитые мехом рыси, черно-бурой лисицы, калабрийской куницы, соболя и другими дорогими мехами. Четки, кольца, шейные цепи, браслеты были из драгоценных каменьев: как-то, карбункул, рубин, бриллиант, сапфир, изумруд, бирюза, гранат, агат, берилл, жемчуг и всякие другие, какие только существуют.

Головной убор согласовался с временами года: зимою следовали французской моде, весною испанской, летом тосканской, за исключением праздников и воскресенья, когда предпочтение отдавалось французскому убору, оттого что он приличнее и лучше согласуется с женской стыдливостью.

Мужчины одевались на свой лад. Чулки из ярко-красного или огненно-красного, черного или белого стамета или полусукна; штаны из бархата таких же цветов или приблизительно, вышитые и скроенные, как им было желательно. Куртка из золотого, серебряного сукна, из бархата, атласа, дама, тафты тех же цветов, скроенная, вышитая и отделанная по указанному образцу. Шелковые шнурки одинаковых цветов с золотыми наконечниками для шнуровки. Короткие и длинные епанчи из золотого сукна, золотого полотна, серебряного сукна или богато вышитого бархата. Мантии такие же дорогие, как и у дам. Шелковые кушаки таких же цветов, как и куртки. У каждого с боку висела прекрасная шпага с золотым эфесом, с бархатными, того же цвета, как и чулки, ножнами и золотым наконечником, усыпанным каменьями. Такой же точно кинжал. Шапка из черного бархата, украшенная золотыми колечками и пуговками. Белое перо красовалось на ней, и с него спускались золотые нитки, на конце которых сверкали рубины, изумруды и пр.

И такая симпатия существовала между мужчинами и женщинами, что ежедневно они были одинаково одеты. И, чтобы не произошло путаницы, назначены были камергеры, которые каждое утро сообщали мужчинам, в какой костюм облекались в тот день дамы. Потому что желание дам было законом. Но не думайте, чтобы они теряли время, хотя и одевались так чисто и богато: гардеробмейстеры каждое утро приготовляли наряды для дам, а их горничные были так ловки, что в минуту одевали их с головы до ног.

И, чтобы не было никакой задержки в нарядах, около Телемского парка выстроено было большое здание, тянувшееся на добрых полмили, очень светлое и удобное, где проживали золотых дел мастера, ювелиры, золотошвейки, портные, ткачи, обойщики, позументщики, и каждый занимался своим ремеслом, и всё это устроено было для вышеупомянутых монахов и монахинь. Необходимые материалы и ткани доставлялись господином Новзиклетом, который ежегодно присылал семь кораблей с островов Перлов и Каннибальских, нагруженных золотыми слитками, шелком-сырцом, жемчугом и драгоценными каменьями. Если случалось, что некоторые жемчужины пожелтеют от времени, то их искусно подновляли, давая проглотить некоторым здоровенным петухам, подобно тому, как дают слабительное соколам.

LVII.
О томъ, какой образъ жизни установленъ былъ у телемитовъ.

Въ своемъ образѣ жизни они руководствовались не законами, статутами или правилами, но своими желаніями и доброй волей. Они вставали съ постели, когда имъ вздумается; пили, ѣли, работали, спали, когда хотѣли. Никто ихъ не будилъ; никто не заставлялъ пить или ѣсть или что-либо дѣлать. Такъ постановилъ Гаргантюа. Ихъ статутъ состоялъ только изъ одного параграфа: «Поступай такъ, какъ тебѣ угодно.» Потому что свободные, благородные, благовоспитанные люди, водящіе компанію съ честными людьми, отъ природы одарены инстинктомъ и влеченіемъ поступать добродѣтельно и укло-


Тот же текст в современной орфографии
LVII.
О том, какой образ жизни установлен был у телемитов.

В своем образе жизни они руководствовались не законами, статутами или правилами, но своими желаниями и доброй волей. Они вставали с постели, когда им вздумается; пили, ели, работали, спали, когда хотели. Никто их не будил; никто не заставлял пить или есть или что-либо делать. Так постановил Гаргантюа. Их статут состоял только из одного параграфа: «Поступай так, как тебе угодно.» Потому что свободные, благородные, благовоспитанные люди, водящие компанию с честными людьми, от природы одарены инстинктом и влечением поступать добродетельно и укло-