Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/199

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
67
ПАНТАГРЮЭЛЬ

Гюонъ Бордоскій — бочаромъ.

Пирръ — кухоннымъ мужикомъ.

Антіохъ — трубочистомъ.

Октавіанъ — бумагомаратель.

Нерва — кухонный мужикъ.

Папа Юлій продаетъ пирожки, но обрѣзалъ свою длинную и безобразную бороду.

Жанъ Парижскій чиститъ сапоги.

Артуръ Бретонскій чиститъ шляпы.

Персфоре[1] — ножевщикомъ.

Папа Бонифацій VIII лудитъ кастрюли.

Папа Николай III — бумажный фабрикантъ.

Папа Александръ ловитъ крысъ.

Папа Сикстъ IV ухаживаетъ за страждующими дурной болѣзью больными.

— Какъ, — сказалъ Пантагрюэль, — въ аду есть такіе больные?

— Разумѣется, — отвѣчалъ Эпистемонъ, — я нигдѣ столько не видалъ; ихъ тамъ слишкомъ сто милліоновъ. Потому что, представьте, тѣ, которые въ здѣшнемъ мірѣ не знали дурной болѣзни, на томъ свѣтѣ получаютъ ее.

— Ну, тогда мнѣ нечегострашиться, — сказалъ Панургъ, — потому что я ею болѣлъ, какъ никто; я побывалъ и въ Гибралтарскомъ проливѣ и у Геркулесовыхъ столбовъ и прошелъ огонь, воду, и мѣдныя трубы.

Ожье Датчанинъ чиститъ лошадиную сбрую.

Король Тигранъ сталъ кровельщикомъ.

Гальенъ Реставрированный ловитъ кротовъ.

Четыре сына Эмона — зубодеры. Папа Каликстъ — цырюльникъ.

Папа Урбанъ сталъ прихлебателемъ.

Мелюзина — прачкой.

Клеопатра торгуетъ лукомъ.

Елена стала свахой горничныхъ.

Семирамида ловитъ вшей у нищихъ.

Дидона торгуетъ грибами.

Пентисилья торгуетъ крессъ-салатомъ.

Лукреція содержитъ харчевню.

Гортензія стала пряхой.

Ливія чиститъ кастрюли.

Такимъ образомъ, всѣ тѣ, которые въ здѣшней жизни были важными господами, на томъ свѣтѣ съ трудомъ добывали себѣ жалкое пропитаніе. Напротивъ того, философы и тѣ, которые въ здѣшней жизни жили бѣдняками, на томъ свѣтѣ стали важными господами, въ свою очередь.

Я видѣлъ Діогена, красовавшагося въ великолѣпной пурпурной мантіи и со скипетромъ въ правой рукѣ и обращавшагося какъ съ собакой съ Александромъ Великимъ, если тотъ плохо починитъ ему штаны, и возна-

Къ гл. XXX.
Къ гл. XXX.

граждавшаго его за трудъ ударами палки. Я видѣлъ Эпиктета нарядно одѣтаго à la française, подъ развѣсистыми деревьями, веселившагося въ компаніи молодыхъ барышень, пировавшаго, танцовавшаго, катавшагося, какъ сыръ въ маслѣ и купавшагося въ золотѣ. Надъ шпалерами изъ виноградной лозы стояли, въ качествѣ его девиза, слѣдующіе стихи:

Веселиться и скакать,
Пить вино и горло драть,
День деньской деньгу считать,
Никакой бѣды не знать.

  1. Сказочная личность.
Тот же текст в современной орфографии

Гюон Бордоский — бочаром.

Пирр — кухонным мужиком.

Антиох — трубочистом.

Октавиан — бумагомаратель.

Нерва — кухонный мужик.

Папа Юлий продает пирожки, но обрезал свою длинную и безобразную бороду.

Жан Парижский чистит сапоги.

Артур Бретонский чистит шляпы.

Персфоре[1] — ножевщиком.

Папа Бонифаций VIII лудит кастрюли.

Папа Николай III — бумажный фабрикант.

Папа Александр ловит крыс.

Папа Сикст IV ухаживает за страждующими дурной болезью больными.

— Как, — сказал Пантагрюэль, — в аду есть такие больные?

— Разумеется, — отвечал Эпистемон, — я нигде столько не видал; их там слишком сто миллионов. Потому что, представьте, те, которые в здешнем мире не знали дурной болезни, на том свете получают ее.

— Ну, тогда мне нечегострашиться, — сказал Панург, — потому что я ею болел, как никто; я побывал и в Гибралтарском проливе и у Геркулесовых столбов и прошел огонь, воду, и медные трубы.

Ожье Датчанин чистит лошадиную сбрую.

Король Тигран стал кровельщиком.

Гальен Реставрированный ловит кротов.

Четыре сына Эмона — зубодеры. Папа Каликст — цирюльник.

Папа Урбан стал прихлебателем.

Мелюзина — прачкой.

Клеопатра торгует луком.

Елена стала свахой горничных.

Семирамида ловит вшей у нищих.

Дидона торгует грибами.

Пентисилья торгует кресс-салатом.

Лукреция содержит харчевню.

Гортензия стала пряхой.

Ливия чистит кастрюли.

Таким образом, все те, которые в здешней жизни были важными господами, на том свете с трудом добывали себе жалкое пропитание. Напротив того, философы и те, которые в здешней жизни жили бедняками, на том свете стали важными господами, в свою очередь.

Я видел Диогена, красовавшегося в великолепной пурпурной мантии и со скипетром в правой руке и обращавшегося как с собакой с Александром Великим, если тот плохо починит ему штаны, и возна-

К гл. XXX.
К гл. XXX.

граждавшаго его за труд ударами палки. Я видел Эпиктета нарядно одетого à la française, под развесистыми деревьями, веселившегося в компании молодых барышень, пировавшего, танцевавшего, катавшегося, как сыр в масле и купавшегося в золоте. Над шпалерами из виноградной лозы стояли, в качестве его девиза, следующие стихи:

Веселиться и скакать,
Пить вино и горло драть,
День деньской деньгу считать,
Никакой беды не знать.

  1. Сказочная личность.