Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/228

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
20
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

безплодны, — для чего опытъ одного года казался достаточнымъ въ виду зрѣлаго возраста, въ которомъ онѣ вступали въ бракъ, — чтобы въ случаѣ смерти первыхъ мужей жены скорѣе могли вторично выдти замужъ: плодовитыя — за тѣхъ, которые пожелаютъ многочисленнаго потомства; безплодныя — за тѣхъ, которые объ этомъ не думаютъ и возьмутъ ихъ ради ихъ добродѣтелей, а именно: добронравія и для домашнихъ утѣхъ и поддержанія хозяйства.

— Проповѣдники въ Вареннѣ, сказалъ Панургъ, — осуждаютъ вторичный бракъ, какъ безуміе и нечестіе.

— Не по носу табакъ, — отвѣчалъ Пантагрюэль.

— Само собой разумѣется, — сказалъ Панургъ, — да и братъ Пролазъ въ разгарѣ проповѣди, сказанной имъ въ Парельи, когда онъ громилъ вторичный бракъ и божился, что пусть его діаволъ унесетъ въ адъ, если онъ не предпочтетъ лишить невинности сто дѣвъ, нежели связаться съ одной вдовой. Я нахожу ваше мнѣніе разумнымъ и основательнымъ. Но что вы скажете, если это увольненіе отъ военной службы было дано имъ потому, что въ теченіе перваго года своей брачной жизни они такъ усердствовали — что вполнѣ законно и справедливо — въ любви къ женамъ, что истощили всѣ свои силы; и что въ день битвы они бы оказались совсѣмъ никуда негодными и остались бы при обозѣ, какъ трусы, вмѣсто того, чтобы занять тѣ мѣста, гдѣ храбрые воины, предводительствуемые Беллоной, идутъ въ атаку и наносятъ жестокіе удары непріятелю; и если бы ихъ подвиги подъ знаменами Марса оказались бы ничего не стоящими отъ того, что они слишкомъ усерствовали въ служеніи Венерѣ? Что это именно такъ и было, можно заключить изъ того, что во всѣхъ знатныхъ фамиліяхъ до сихъ поръ удерживается старинный, умный обычай посылать по истеченіи шести недѣль новобрачныхъ навѣстить дядюшку, чтобы удалить ихъ отъ женъ и дать имъ отдыхъ и возможность возобновить свои силы для новыхъ подвиговъ по возвращеніи, при чемъ часто у нихъ даже и нѣтъ никакого дядюшки или тетушки. Такимъ образомъ король Пето[1] послѣ битвы при Корнабонѣ, собственно говоря, не прогналъ насъ, меня и Куркалье, но отослалъ насъ домой собраться съ новыми силами. Онъ до сихъ поръ еще ищетъ свой домъ. Крестная мать моего дѣдушки, когда я былъ маленькимъ, говаривала мнѣ:

«Молитва Господня и другія молитвы существуютъ для тѣхъ, кто ихъ можетъ запомнить. Флейтистъ, отправляющійся на сѣнокосъ, сильнѣе двоихъ, возращающихся съ сѣнокоса». Что меня утверждаетъ въ этомъ мнѣніи, такъ это то, что виноградари почти не ѣдятъ винограда и не пьютъ вина въ продолженіе перваго года, когда они насаждаютъ виноградники, а строители не живутъ первый годъ во вновь отстроенномъ домѣ, подъ страхомъ задохнуться, какъ это отмѣтилъ ученый Галенъ (lib. II. De la difficulté de respirer.). Не въ обиду вашей чести будь сказано, я спросилъ это не безъ причинной причины и не безъ резоннаго резона.

  1. Король изъ старинныхъ сказокъ, отъ которыхъ осталась поговорка: La cour du roi Pétaud.
Тот же текст в современной орфографии

бесплодны, — для чего опыт одного года казался достаточным в виду зрелого возраста, в котором они вступали в брак, — чтобы в случае смерти первых мужей жены скорее могли вторично выйти замуж: плодовитые — за тех, которые пожелают многочисленного потомства; бесплодные — за тех, которые об этом не думают и возьмут их ради их добродетелей, а именно: добронравия и для домашних утех и поддержания хозяйства.

— Проповедники в Варенне, сказал Панург, — осуждают вторичный брак, как безумие и нечестие.

— Не по носу табак, — отвечал Пантагрюэль.

— Само собой разумеется, — сказал Панург, — да и брат Пролаз в разгаре проповеди, сказанной им в Парельи, когда он громил вторичный брак и божился, что пусть его дьявол унесет в ад, если он не предпочтет лишить невинности сто дев, нежели связаться с одной вдовой. Я нахожу ваше мнение разумным и основательным. Но что вы скажете, если это увольнение от военной службы было дано им потому, что в течение первого года своей брачной жизни они так усердствовали — что вполне законно и справедливо — в любви к женам, что истощили все свои силы; и что в день битвы они бы оказались совсем никуда не годными и остались бы при обозе, как трусы, вместо того, чтобы занять те места, где храбрые воины, предводительствуемые Беллоной, идут в атаку и наносят жестокие удары неприятелю; и если бы их подвиги под знаменами Марса оказались бы ничего не стоящими от того, что они слишком усердствовали в служении Венере? Что это именно так и было, можно заключить из того, что во всех знатных фамилиях до сих пор удерживается старинный, умный обычай посылать по истечении шести недель новобрачных навестить дядюшку, чтобы удалить их от жен и дать им отдых и возможность возобновить свои силы для новых подвигов по возвращении, причём часто у них даже и нет никакого дядюшки или тетушки. Таким образом король Пето[1] после битвы при Корнабоне, собственно говоря, не прогнал нас, меня и Куркалье, но отослал нас домой собраться с новыми силами. Он до сих пор еще ищет свой дом. Крестная мать моего дедушки, когда я был маленьким, говаривала мне:

«Молитва Господня и другие молитвы существуют для тех, кто их может запомнить. Флейтист, отправляющийся на сенокос, сильнее двоих, возвращающихся с сенокоса». Что меня утверждает в этом мнении, так это то, что виноградари почти не едят винограда и не пьют вина в продолжение первого года, когда они насаждают виноградники, а строители не живут первый год во вновь отстроенном доме, под страхом задохнуться, как это отметил ученый Гален (lib. II. De la difficulté de respirer.). Не в обиду вашей чести будь сказано, я спросил это не без причинной причины и не без резонного резона.

VII.
О томъ, какъ Панургъ вдѣлъ блоху въ ухо и снялъ свой великолѣпный клапанъ отъ штановъ.

На другой день Панургъ велѣлъ пронять себѣ правое ухо, на еврейскій ладъ, и вдѣлъ въ него золотое съ мозаикой колечко, въ гнѣздѣ котораго вправлена была блоха. И чтобы вы не сомнѣвались, сообщаю вамъ, что блоха была черная. Хорошее дѣло имѣть достовѣрныя свѣдѣнія насчетъ всего. Кормленіе этой блохи, какъ это видно изъ приходо-расходныхъ книгъ, стоило дороже въ четверть года, нежели приданое Гирканской тигрицы, а именно, 609000 мараведи[2]. Такія издержки досаждали ему, когда онъ раскви-

  1. Король из старинных сказок, от которых осталась поговорка: La cour du roi Pétaud.
  2. Испанская монета.
Тот же текст в современной орфографии
VII.
О том, как Панург вдел блоху в ухо и снял свой великолепный клапан от штанов.

На другой день Панург велел пронять себе правое ухо, на еврейский лад, и вдел в него золотое с мозаикой колечко, в гнезде которого вправлена была блоха. И чтобы вы не сомневались, сообщаю вам, что блоха была черная. Хорошее дело иметь достоверные сведения насчет всего. Кормление этой блохи, как это видно из приходо-расходных книг, стоило дороже в четверть года, нежели приданое Гирканской тигрицы, а именно, 609000 мараведи[1]. Такие издержки досаждали ему, когда он раскви-

  1. Испанская монета.