Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/233

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Есть проблемы при вычитке этой страницы
25
ПАНТАГРЮЭЛЬ

— Ну, значитъ, не женитесь, — отвѣчалъ Пантагрюэль.

— Хорошо, — сказалъ Панургъ, — но въ такомъ случаѣ у меня не будетъ законныхъ ни сыновей, ни дочерей, которымъ бы я могъ передать свое имя и гербъ, для продолженія рода, и которымъ бы я оставилъ свое имущество наслѣдственное и благопріобрѣтенное (которое будетъ не малое, если я примусь въ одинъ прекрасный день наживать деньги и создамъ себѣ большіе доходы) и съ которыми я могъ бы разогнать грусть-кручину, какъ, я вижу, это ежедневно дѣлаетъ вашъ отецъ въ вашемъ обществѣ, и какъ дѣлаютъ это всѣ добрые люди въ своемъ семейномъ кругу. Вѣдь если я буду чистъ отъ долговъ и холостъ, да вдругъ стану, паче чаянія, горевать, вмѣсто того, чтобы радоваться, вѣдь мнѣ всякъ въ глаза насмѣется!

— Ну, такъ женитесь же, ради Бога! — отвѣчалъ Пантагрюэль.

Тот же текст в современной орфографии

— Ну, значит, не женитесь, — отвечал Пантагрюэль.

— Хорошо, — сказал Панург, — но в таком случае у меня не будет законных ни сыновей, ни дочерей, которым бы я мог передать свое имя и герб, для продолжения рода, и которым бы я оставил свое имущество наследственное и благоприобретенное (которое будет не малое, если я примусь в один прекрасный день наживать деньги и создам себе большие доходы) и с которыми я мог бы разогнать грусть-кручину, как, я вижу, это ежедневно делает ваш отец в вашем обществе, и как делают это все добрые люди в своем семейном кругу. Ведь если я буду чист от долгов и холост, да вдруг стану, паче чаяния, горевать, вместо того, чтобы радоваться, ведь мне всяк в глаза насмеется!

— Ну, так женитесь же, ради Бога! — отвечал Пантагрюэль.

X.
О томъ, какъ Пантагрюэль доказывалъ Панургу, что трудно давать совѣты въ брачныхъ дѣлахъ и что можно гадать о томъ по Гомеру и по Виргилію.

— Вашъ совѣтъ, — сказалъ Панургъ, — похожъ, съ позволенія сказать, на пѣсню Ricochet: все это одни сарказмы, насмѣшки, игра на созвучіяхъ и противорѣчіяхъ. Одно уничтожаетъ другое. Я не знаю — чего держаться.

— Да вѣдь и въ вашихъ вопросахъ столько если да кабы, — отвѣчалъ Пантагрюэль, — что я не могу на нихъ основываться и ничего не могу рѣшить. Вы развѣ не увѣрены въ своемъ желаніи? Въ этомъ все дѣло, а остальное — только случайность и зависитъ отъ роковыхъ рѣшеній Неба. Мы видимъ много людей, которымъ такъ повезло въ этомъ отношеніи, что въ бракѣ ихъ находимъ какъ бы отблескъ и отголосокъ райскихъ радостей. Другіе же такъ несчастны, что черти, соблазняющіе пустынниковъ въ пустыняхъ Ѳиваиды и Монсерра̀, не несчастнѣе ихъ. Въ бракъ слѣдуетъ вступать на удачу, съ завязанными глазами, опустивъ голову, цѣлуя землю и поручая себя Богу; короче говоря: разъ человѣкъ захотѣлъ жениться, никто не можетъ поручиться за его счастіе. Знаете ли, что мы сдѣлаемъ, если вамъ угодно: принесите мнѣ творенія Виргилія и троекратно, раскрывая ихъ ногтемъ, мы загадаемъ, какова будетъ судьба вашего брака, и смотря по тому, какіе стихи намъ откроются, мы это и рѣшимъ. Точно такъ часто бывало, что, гадая на Гомеровскихъ стихахъ, люди узнавали свою судьбу, какъ, напримѣръ, Сократъ, который, услышавъ въ тюрьмѣ прои-

Тот же текст в современной орфографии
X.
О том, как Пантагрюэль доказывал Панургу, что трудно давать советы в брачных делах и что можно гадать о том по Гомеру и по Вергилию.

— Ваш совет, — сказал Панург, — похож, с позволения сказать, на песню Ricochet: всё это одни сарказмы, насмешки, игра на созвучиях и противоречиях. Одно уничтожает другое. Я не знаю — чего держаться.

— Да ведь и в ваших вопросах столько если да кабы, — отвечал Пантагрюэль, — что я не могу на них основываться и ничего не могу решить. Вы разве не уверены в своем желании? В этом всё дело, а остальное — только случайность и зависит от роковых решений Неба. Мы видим много людей, которым так повезло в этом отношении, что в браке их находим как бы отблеск и отголосок райских радостей. Другие же так несчастны, что черти, соблазняющие пустынников в пустынях Фиваиды и Монсерра́, не несчастнее их. В брак следует вступать на удачу, с завязанными глазами, опустив голову, целуя землю и поручая себя Богу; короче говоря: раз человек захотел жениться, никто не может поручиться за его счастье. Знаете ли, что мы сделаем, если вам угодно: принесите мне творения Вергилия и троекратно, раскрывая их ногтем, мы загадаем, какова будет судьба вашего брака, и смотря по тому, какие стихи нам откроются, мы это и решим. Точно так часто бывало, что, гадая на Гомеровских стихах, люди узнавали свою судьбу, как, например, Сократ, который, услышав в тюрьме прои-