Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/232

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Есть проблемы при вычитке этой страницы
24
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

съ другими, такъ, будь увѣренъ, другіе поступятъ съ тобой».

— Вы говорите, — сказалъ Панургъ, — что это правило безъ исключенія?

— Безъ исключенія, — отвѣчалъ Пантагрюэль.

— Ого, го! — сказалъ Панургъ, — чорта съ два! Какъ знать, говорилъ онъ про этотъ или про тотъ свѣтъ? Но если я такъ же не могу обойтись безъ жены, какъ слѣпой безъ палки, то не лучше ли мнѣ соединиться съ какой-нибудь честной и добродѣтельной женщиной, нежели мѣнять ихъ каждый день съ опасностью быть побитымъ или, чего хуже, заболѣть венерической болѣзнью? Съ честными женщинами мнѣ не приходилось водиться, не въ обиду будь сказано ихъ мужьямъ.

— Женитесь же, ради Бога! — отвѣчалъ Пантагрюэль.

— Но если Богу угодно будетъ, — сказалъ Панургъ, — чтобы я женился на честной женщинѣ, которая будетъ меня бить, вѣдь я съ ума сойду отъ злости. Мнѣ говорили, что честныя женщины обыкновенно очень сварливы, а потому несносны въ семейной жизни. Въ такомъ случаѣ я ее всю изобью и переломаю ей руки, ноги, ребра, пробью голову, легкія, печень и селезенку; платье на ней изорву въ клочки палкою, такъ что чертямъ тошно станетъ. Я бы желалъ еще на годъ, по крайней мѣрѣ, быть въ безопасности отъ такихъ крайнихъ мѣръ.

— Ну, значитъ, не женитесь, — отвѣчалъ Пантагрюэль.

— Хорошо, — сказалъ Панургъ, — но какъ быть, когда я расплатился съ долгами и холостъ! Замѣтьте, что я расплатился съ долгами совсѣмъ не кстати, потому что будь я весь въ долгу, мои кредиторы заботились бы о продолженіи моего рода; но разъ я расплатился съ долгами и не женатъ, у меня нѣтъ никого, кто бы заботился обо мнѣ и окружалъ бы меня такою любовью, какова любовь супружеская, по словамъ добрыхъ людей. И если бы я, чего добраго, заболѣлъ, за мною будутъ ухаживать шиворотъ-навыворотъ. Мудрецъ[1] говоритъ: «Тамъ, гдѣ нѣтъ жены (то-есть матери семейства и законной супруги), тамъ больному плохо приходится». Я этого достаточно наглядѣлся у папъ, легатовъ, кардиналовъ, епископовъ, аббатовъ, игуменовъ и монаховъ. Неужели вы хотите и мнѣ того же?

— Ну, такъ женитесь, ради Бога! — отвѣчалъ Пантагрюэль.

— Но что, если я заболѣю и не въ силахъ буду исполнять супружескія обязанности — сказалъ Панургъ, — а жена моя, разсердясь на мое безсиліе, отдастся другому и не только не станетъ ухаживать за мною, но насмѣется надъ моимъ несчастіемъ и, что хуже того, оберетъ меня, какъ я это частенько видалъ, то вѣдь мнѣ придется совсѣмъ плохо и я рискую остаться въ одной рубашкѣ!

  1. Іисусъ сынъ Сираховъ, XXXVII, 27.
Тот же текст в современной орфографии

с другими, так, будь уверен, другие поступят с тобой».

— Вы говорите, — сказал Панург, — что это правило без исключения?

— Без исключения, — отвечал Пантагрюэль.

— Ого-го! — сказал Панург, — чёрта с два! Как знать, говорил он про этот или про тот свет? Но если я так же не могу обойтись без жены, как слепой без палки, то не лучше ли мне соединиться с какой-нибудь честной и добродетельной женщиной, нежели менять их каждый день с опасностью быть побитым или, чего хуже, заболеть венерической болезнью? С честными женщинами мне не приходилось водиться, не в обиду будь сказано их мужьям.

— Женитесь же, ради Бога! — отвечал Пантагрюэль.

— Но если Богу угодно будет, — сказал Панург, — чтобы я женился на честной женщине, которая будет меня бить, ведь я с ума сойду от злости. Мне говорили, что честные женщины обыкновенно очень сварливы, а потому несносны в семейной жизни. В таком случае я ее всю изобью и переломаю ей руки, ноги, ребра, пробью голову, легкие, печень и селезенку; платье на ней изорву в клочки палкою, так что чертям тошно станет. Я бы желал еще на год, по крайней мере, быть в безопасности от таких крайних мер.

— Ну, значит, не женитесь, — отвечал Пантагрюэль.

— Хорошо, — сказал Панург, — но как быть, когда я расплатился с долгами и холост! Заметьте, что я расплатился с долгами совсем не кстати, потому что будь я весь в долгу, мои кредиторы заботились бы о продолжении моего рода; но раз я расплатился с долгами и не женат, у меня нет никого, кто бы заботился обо мне и окружал бы меня такою любовью, какова любовь супружеская, по словам добрых людей. И если бы я, чего доброго, заболел, за мною будут ухаживать шиворот-навыворот. Мудрец[1] говорит: «Там, где нет жены (то есть матери семейства и законной супруги), там больному плохо приходится». Я этого достаточно нагляделся у пап, легатов, кардиналов, епископов, аббатов, игуменов и монахов. Неужели вы хотите и мне того же?

— Ну, так женитесь, ради Бога! — отвечал Пантагрюэль.

— Но что, если я заболею и не в силах буду исполнять супружеские обязанности — сказал Панург, — а жена моя, рассердясь на мое бессилие, отдастся другому и не только не станет ухаживать за мною, но насмеется над моим несчастьем и, что хуже того, оберет меня, как я это частенько видал, то ведь мне придется совсем плохо и я рискую остаться в одной рубашке!

  1. Иисус сын Сирахов, XXXVII, 27.