Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/231

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
23
ПАНТАГРЮЭЛЬ

тѣмъ болѣе, что онъ и не могъ обходиться безъ услугъ многихъ животныхъ, — увидѣлъ необходимость вооружиться.

— Клянусь божественнымъ гусемъ Гене, — вскричалъ Пантагрюэль, послѣ послѣднихъ дождей ты сталъ, что называется, великимъ философомъ!

— Замѣтьте, — продолжалъ Панургъ, какимъ образомъ природа внушила ему вооружиться и какую часть своего тѣла онъ первою вооружилъ. По свидѣтельству военачальника и философа еврейскаго Моисея, онъ вооружился добрымъ и знатнымъ клапаномъ изъ фиговыхъ листьевъ [1]. ....................

....Перестаньте же удивляться моему одѣянію.

  1. Пропущенное мѣсто не можетъ быть переведено по его крайней непристойности.
Тот же текст в современной орфографии

темъ более, что он и не мог обходиться без услуг многих животных, — увидел необходимость вооружиться.

— Клянусь божественным гусем Гене, — вскричал Пантагрюэль, — после последних дождей ты стал, что называется, великим философом!

— Заметьте, — продолжал Панург, — каким образом природа внушила ему вооружиться и какую часть своего тела он первой вооружил. По свидетельству военачальника и философа еврейского Моисея, он вооружился добрым и знатным клапаном из фиговых листьев [1]. ....................

....Перестаньте же удивляться моему одеянию.


IX.
О томъ, какъ Панургъ совѣтовался съ Пантагрюэлемъ: слѣдуетъ ли ему жениться.

Такъ какъ Пантагрюэль ничего не возражалъ, то Панургъ продолжалъ свою рѣчь и сказалъ съ глубокимъ вздохомъ:

— Господинъ, вы слышали о моемъ намѣреніи жениться; если всѣ пути къ тому, на бѣду, не заказаны, то, умоляю васъ, ради любви, которую вы такъ давно ко мнѣ питаете, скажите мнѣ ваше мнѣніе.

— Если,—отвѣчалъ Пантагрюэль,—вы такъ рѣшили и намѣреніе ваше твердо, то безполезно объ этомъ разговаривать, а нужно только привести въ исполненіе.

— Хорошо,—отвѣчалъ Панургъ,—но я не желалъ бы поступить безъ вашего добраго совѣта и согласія.

— Я согласенъ, — сказалъ Пантагрюэль, — и совѣтую вамъ жениться.

— Но,—отвѣчалъ Панургъ,—если вы думаете, что мнѣ лучше бы не жениться и не измѣнять своего положенія, то я предпочелъ бы остаться холостымъ.

— Ну, такъ не женитесь,—сказалъ Пантагрюэль.

— Хорошо,—замѣтилъ Панургъ—но неужели вы хотите, чтобы я пробылъ всю жизнь безъ супруги? Вы знаете, что написано: Vае sоlі![2] («Горе одинокому!»). Одинокій человѣкъ никогда не бываетъ такъ счастливъ, какъ женатый.

— Ну, такъ женитесь, ради Бога!— отвѣчалъ Пантагрюэль.

— Ну, а вдругъ, — сказалъ Панургъ,—жена сдѣлаетъ меня рогоносцемъ, какихъ, какъ вамъ извѣстно,

много на свѣтѣ; вѣдь это выведетъ меня изъ терпѣнія! Я очень люблю рогоносцевъ и охотно вожу съ ними компанію; но самъ, хоть умереть, не желалъ бы имъ быть. Я на этотъ счетъ очень щекотливъ.

— Ну, значитъ, не женитесь,—отвѣчалъ Пантагрюэль,—потому что изреченіе Сенеки, несомнѣнно, не допускаетъ исключенія: «Какъ ты поступалъ

  1. Пропущенное место не может быть переведено по его крайней непристойности.
  2. Притчи Соломона: IV, 10.
Тот же текст в современной орфографии
IX.
О том, как Панург советовался с Пантагрюэлем: следует ли ему жениться.

Так как Пантагрюэль ничего не возражал, то Панург продолжал свою речь и сказал с глубоким вздохом:

— Господин, вы слышали о моем намерении жениться; если все пути к тому, на беду, не заказаны, то, умоляю вас, ради любви, которую вы так давно ко мне питаете, скажите мне ваше мнение.

— Если, — отвечал Пантагрюэль, — вы так решили и намерение ваше твердо, то бесполезно об этом разговаривать, а нужно только привести в исполнение.

— Хорошо, — отвечал Панург, — но я не желал бы поступить без вашего доброго совета и согласия.

— Я согласен, — сказал Пантагрюэль, — и советую вам жениться.

— Но,—отвечал Панург, — если вы думаете, что мне лучше бы не жениться и не изменять своего положения, то я предпочел бы остаться холостым.

— Ну, так не женитесь, — сказал Пантагрюэль.

— Хорошо, — заметил Панург — но неужели вы хотите, чтобы я пробыл всю жизнь без супруги? Вы знаете, что написано: Vае sоlі![1] («Горе одинокому!»). Одинокий человек никогда не бывает так счастлив, как женатый.

— Ну, так женитесь, ради Бога! — отвечал Пантагрюэль.

— Ну, а вдруг, — сказал Панург, — жена сделает меня рогоносцем, каких, как вам известно,

много на свете; ведь это выведет меня из терпения! Я очень люблю рогоносцев и охотно вожу с ними компанию; но сам, хоть умереть, не желал бы им быть. Я на этот счет очень щекотлив.

— Ну, значит, не женитесь, — отвечал Пантагрюэль, — потому что изречение Сенеки, несомненно, не допускает исключения: «Как ты поступал

  1. Притчи Соломона: IV, 10.