Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/235

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
27
ПАНТАГРЮЭЛЬ

И тысяча другихъ примѣровъ, пересказывать которые было бы слишкомъ долго, и въ которыхъ мы увидимъ, что по стиху люди узнавали о своей судьбѣ. Я не буду, однако, утверждать, что эта судьба неотразима, чтобы не ввести васъ въ заблужденіе.

Тот же текст в современной орфографии

И тысяча других примеров, пересказывать которые было бы слишком долго, и в которых мы увидим, что по стиху люди узнавали о своей судьбе. Я не буду, однако, утверждать, что эта судьба неотразима, чтобы не ввести вас в заблуждение.

XI.
О томъ, какъ Пантагрюэль доказывалъ, что гадать на костяхъ беззаконно.

— Скорѣе и успѣшнѣе было бы погадать на костяхъ, — сказалъ Панургъ.

— Нѣтъ, — отвѣчалъ Пантагрюэль, — это гаданіе зловредно, беззаконно и очень постыдно. Никогда не довѣряйтесь ему. Проклятая книга «Passetemps des dez» давньшъ-давно изобрѣтена врагомъ рода человѣческаго въ Ахаіи, около Буры. И передъ статуей Геркулеса Бурскаго во время оно и во многихъ мѣстахъ въ настоящее время вводитъ въ заблужденіе простыя души и уловляетъ ихъ въ свои сѣти. Вы знаете, какимъ образомъ мой отецъ, Гаргантюа, запретилъ это гаданіе во всемъ своемъ королевствѣ, сжегъ весь шрифтъ и всѣ рисунки, все отмѣнилъ, искоренилъ и истребилъ, какъ весьма опасную заразу. То, что я вамъ говорю о костяхъ, относится также и къ гаданію на талэхъ. Это гаданіе представляется такимъ же злоупотребленіемъ. И не указывайте мнѣ, какъ на доказательство противнаго, что Тиверію удалось получить благопріятное предсказаніе отъ оракула Геріонскаго при Апонскомъ фонтанѣ. Это одна изъ тѣхъ уловокъ, какими врагъ рода человѣческаго приводитъ простыя души къ вѣчной погибели. Но, чтобы сдѣлать вамъ удовольствіе, готовъ согласиться, чтобы вы троекратно бросили кости на этотъ столъ. По числу выпавшихъ очковъ мы выберемъ стихъ на раскрытой вами страницѣ. Кости, конечно, имѣются у васъ въ кошелькѣ?

— Биткомъ ими набитъ, — отвѣчалъ Панургъ. Это зелень чорта, какъ это объясняетъ Мерленъ (libro secundo De patria diabolorum). Чортъ поймалъ бы меня безъ зелени, если бы встрѣтилъ меня безъ костей[1].

Кости вынули и бросили, и выпали очки: пять, шесть, пять.

— Шестнадцать, — объявилъ Панургъ. — Возьмемъ шестнадцатую страницу. Число это мнѣ нравится, и ядумаю, что наше гаданіе будетъ благопріятное Пусть я пробьюсь черезъ всѣхъ чертей, какъ шаръ черезъ разставленныя кегли или какъ пушечное ядро черезъ батальонъ пѣхоты, если въ первую же ночь не обыграю свою жену ровно столько разъ.

— Я въ томъ не сомнѣваюсь, — отвѣчалъ Пантагрюэль, — нечего было такъ страшно божиться. Въ первый разъ промахнешься, и это сочтено будетъ за пятнадцать, а поутру вновь попытаешься и вотъ тебѣ шестнадцатый.

— Вы такъ думаете? — сказалъ Панургъ. Ну, я, какъ мужчина, еще ни разу не попадалъ впросакъ. Развѣ вы когда-нибудь замѣчали, чтобы я опростоволосился? Никогда, никогда, ровнехонько никогда. И какъ отецъ и какъ тесть я безупреченъ. Беру въ свидѣтелей всѣхъ игроковъ.

Когда онъ это договорилъ, принесли сочиненія Виргилія. Прежде чѣмъ ихъ раскрыть, Панургъ сказалъ Пантагрюэлю:

— Сердце бьется у меня какъ полуперчатка (mitaine)[2]. Пощупайте-ка мой пульсъ на артеріи лѣвой руки: онъ такъ бьется, что можно подумать,

  1. «Le diable me prendroit sans verd, s’il me rencontrent sans dez». Намекъ на старинный обычай или игру: если кто-нибудь попадался безъ вѣточки какой-нибудь зелени въ первый день мая Мѣсяца, то съ него брался фантъ: поцѣлуй, если то была женщина, или выливалось ведро воды на голову, если то оказывался мужчина. Эта игра долго держалась. У Лафонтена есть небольшая комедійна подъ этимъ заглавіемъ: «Je vous prends sans vert».
  2. Одинъ изъ комментаторовъ Рабле утверждаетъ, что mitaine доставлено здѣсь вмѣсто misaine, паруса, вѣчно трепещущаго отъ вѣтра. Но существуетъ французское выраженіе battre la mitaine, выражающее дѣтскую игру, состоящую въ томъ, чтобы скрестивъ руки хлопать ладонью другъ друга по плечамъ. Это правильное и очень быстрое движеніе можетъ дать нѣкоторое представленіе объ учащенномъ біеніи сердца.
Тот же текст в современной орфографии
XI.
О том, как Пантагрюэль доказывал, что гадать на костях беззаконно.

— Скорее и успешнее было бы погадать на костях, — сказал Панург.

— Нет, — отвечал Пантагрюэль, — это гадание зловредно, беззаконно и очень постыдно. Никогда не доверяйтесь ему. Проклятая книга «Passetemps des dez» давньш-давно изобретена врагом рода человеческого в Ахаии, около Буры. И перед статуей Геркулеса Бурского во время оно и во многих местах в настоящее время вводит в заблуждение простые души и уловляет их в свои сети. Вы знаете, каким образом мой отец, Гаргантюа, запретил это гадание во всём своем королевстве, сжег весь шрифт и все рисунки, всё отменил, искоренил и истребил, как весьма опасную заразу. То, что я вам говорю о костях, относится также и к гаданию на талэх. Это гадание представляется таким же злоупотреблением. И не указывайте мне, как на доказательство противного, что Тиверию удалось получить благоприятное предсказание от оракула Герионского при Апонском фонтане. Это одна из тех уловок, какими враг рода человеческого приводит простые души к вечной погибели. Но, чтобы сделать вам удовольствие, готов согласиться, чтобы вы троекратно бросили кости на этот стол. По числу выпавших очков мы выберем стих на раскрытой вами странице. Кости, конечно, имеются у вас в кошельке?

— Битком ими набит, — отвечал Панург. Это зелень чёрта, как это объясняет Мерлен (libro secundo De patria diabolorum). Чёрт поймал бы меня без зелени, если бы встретил меня без костей[1].

Кости вынули и бросили, и выпали очки: пять, шесть, пять.

— Шестнадцать, — объявил Панург. — Возьмем шестнадцатую страницу. Число это мне нравится, и ядумаю, что наше гадание будет благоприятное Пусть я пробьюсь через всех чертей, как шар через расставленные кегли или как пушечное ядро через батальон пехоты, если в первую же ночь не обыграю свою жену ровно столько раз.

— Я в том не сомневаюсь, — отвечал Пантагрюэль, — нечего было так страшно божиться. В первый раз промахнешься, и это сочтено будет за пятнадцать, а поутру вновь попытаешься и вот тебе шестнадцатый.

— Вы так думаете? — сказал Панург. Ну, я, как мужчина, еще ни разу не попадал впросак. Разве вы когда-нибудь замечали, чтобы я опростоволосился? Никогда, никогда, ровнехонько никогда. И как отец и как тесть я безупречен. Беру в свидетелей всех игроков.

Когда он это договорил, принесли сочинения Вергилия. Прежде чем их раскрыть, Панург сказал Пантагрюэлю:

— Сердце бьется у меня как полуперчатка (mitaine)[2]. Пощупайте-ка мой пульс на артерии левой руки: он так бьется, что можно подумать,

  1. «Le diable me prendroit sans verd, s’il me rencontrent sans dez». Намек на старинный обычай или игру: если кто-нибудь попадался без веточки какой-нибудь зелени в первый день мая Месяца, то с него брался фант: поцелуй, если то была женщина, или выливалось ведро воды на голову, если то оказывался мужчина. Эта игра долго держалась. У Лафонтена есть небольшая комедийна под этим заглавием: «Je vous prends sans vert».
  2. Один из комментаторов Рабле утверждает, что mitaine доставлено здесь вместо misaine, паруса, вечно трепещущего от ветра. Но существует французское выражение battre la mitaine, выражающее детскую игру, состоящую в том, чтобы скрестив руки хлопать ладонью друг друга по плечам. Это правильное и очень быстрое движение может дать некоторое представление об учащенном биении сердца.