Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/236

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Есть проблемы при вычитке этой страницы
28
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

что меня приперли къ стѣнѣ въ Сорбоннѣ. Не слѣдуетъ ли намъ до начала гаданія призвать на помощь Геркулеса и богинь Тенитъ божества, которыя, какъ говорятъ, управляютъ гаданіями.

— Ни тѣхъ, ни другихъ, — отвѣчалъ Пантагрюэль. Раскройте только книгу ногтемъ.

Тот же текст в современной орфографии

что меня приперли к стене в Сорбонне. Не следует ли нам до начала гадания призвать на помощь Геркулеса и богинь Тенит божества, которые, как говорят, управляют гаданиями.

— Ни тех, ни других, — отвечал Пантагрюэль. Раскройте только книгу ногтем.

XII.
О томъ, какъ Пантагрюэль разслѣдовалъ, гадая на виргиліевыхъ стихахъ, каковъ будетъ бракъ Панурга.

И вотъ Панургъ, раскрывъ книгу, прочиталъ на шестнадцатой строчкѣ слѣдующій стихъ:

Nec Deus hunc mensa, Dea nec dignata cubili est[1].

— Этотъ стихъ для васъ не благопріятенъ, — сказалъ Пантагрюэль. Онъ

доказываетъ, что жена ваша будетъ гулящая, а вы, слѣдовательно, рогоносецъ. Богиня немилостивая къ вамъ, это — Минерва, весьма грозная дѣвственница, могущественная богиня, громовержица, врагъ рогоносцевъ, женолюбцевъ, прелюбодѣевъ, врагъ развратныхъ женщинъ, невѣрныхъ своимъ мужьямъ и отдающихся постороннимъ мужчинамъ. Богъ — это Юпитеръ-громовержецъ. При чемъ слѣдуетъ замѣтить, что, по ученію этрусковъ, манубіи (такъ называли они снопы вулканическихъ молній) подчинены только Минервѣ (примѣромъ чего служитъ пожаръ, охватившій корабли Аякса Оилея) и Юпитеру, изъ головы котораго она появилась. Остальнымъ олимпійскимъ богамъ не дано извергать громы. Отъ того они не такъ страшны людямъ. Скажу болѣе и прошу считать это извлеченіемъ изъ древней миѳологіи: когда титаны начали войну съ богами, боги вначалѣ насмѣхались надъ такими врагами и говорили, что съ ними легко справятся даже ихъ пажи. Но когда они увидѣли, какъ титаны нагромоздили Оссу на Пеліонъ и уже стали колебать Олимпъ, чтобы и его отправить туда же, они испугались. И тутъ Юпитеръ созвалъ военный совѣтъ. На немъ было постановлено, что всѣ боги окажутъ храброе сопротивленіе. А такъ какъ они много разъ видали, какъ битвы проигрывались изъ-за женщинъ, то рѣшено было изгнать на тотъ часъ съ небесъ въ Египетъ, на дальній конецъ Нила, всѣхъ богинь, преображенныхъ въ ласокъ, куницъ, летучихъ мышей, лягушекъ и пр. Одна только Минерва осталась, чтобы метать громы вмѣстѣ съ Юпитеромъ, какъ богиня войны и наукъ, богиня совѣта и дѣйствія, богиня вооруженная ивнушающая страхъ и въ небѣ, и въ воздухѣ, и на морѣ, и на сушѣ.

— Чортъ побери! — замѣтилъ Панургъ, — ужъ не Вулканъ ли я, про котораго говоритъ поэтъ. Нѣтъ. Я и не хромъ, и не фальшивый монетчикъ, и не кузнецъ, какъ былъ онъ. Можетъ быть, жена моя будетъ такъ же красива и прекрасна, какъ и его Венера, но не такая потаскушка, какъ она, а я не буду такимъ рогоносцемъ, какъ онъ. Безобразный хромоножка велѣлъ объявить себя рогоносцемъ по суду, да еще въ присутствіи всѣхъ боговъ. Нѣтъ, нѣтъ, я понимаю оракулъ навыворотъ. Этотъ оракулъ обозначаетъ, что жена моя будетъ цѣломудренна, стыдлива и вѣрна, не бой-баба, не сварлива, не суемудрая и вышедшая изъ головы, какъ Паллада,

  1. Буколики IV, 63.
Тот же текст в современной орфографии
XII.
О том, как Пантагрюэль расследовал, гадая на виргилиевых стихах, каков будет брак Панурга.

И вот Панург, раскрыв книгу, прочитал на шестнадцатой строчке следующий стих:

Nec Deus hunc mensa, Dea nec dignata cubili est[1].

— Этот стих для вас не благоприятен, — сказал Пантагрюэль. Он

доказывает, что жена ваша будет гулящая, а вы, следовательно, рогоносец. Богиня немилостивая к вам, это — Минерва, весьма грозная девственница, могущественная богиня, громовержица, враг рогоносцев, женолюбцев, прелюбодеев, враг развратных женщин, неверных своим мужьям и отдающихся посторонним мужчинам. Бог — это Юпитер-громовержец. Причём следует заметить, что, по учению этрусков, манубии (так называли они снопы вулканических молний) подчинены только Минерве (примером чего служит пожар, охвативший корабли Аякса Оилея) и Юпитеру, из головы которого она появилась. Остальным олимпийским богам не дано извергать громы. От того они не так страшны людям. Скажу более и прошу считать это извлечением из древней мифологии: когда титаны начали войну с богами, боги вначале насмехались над такими врагами и говорили, что с ними легко справятся даже их пажи. Но когда они увидели, как титаны нагромоздили Оссу на Пелион и уже стали колебать Олимп, чтобы и его отправить туда же, они испугались. И тут Юпитер созвал военный совет. На нём было постановлено, что все боги окажут храброе сопротивление. А так как они много раз видали, как битвы проигрывались из-за женщин, то решено было изгнать на тот час с небес в Египет, на дальний конец Нила, всех богинь, преображенных в ласок, куниц, летучих мышей, лягушек и пр. Одна только Минерва осталась, чтобы метать громы вместе с Юпитером, как богиня войны и наук, богиня совета и действия, богиня вооруженная ивнушающая страх и в небе, и в воздухе, и на море, и на суше.

— Чёрт побери! — заметил Панург, — уж не Вулкан ли я, про которого говорит поэт. Нет. Я и не хром, и не фальшивый монетчик, и не кузнец, как был он. Может быть, жена моя будет так же красива и прекрасна, как и его Венера, но не такая потаскушка, как она, а я не буду таким рогоносцем, как он. Безобразный хромоножка велел объявить себя рогоносцем по суду, да еще в присутствии всех богов. Нет, нет, я понимаю оракул навыворот. Этот оракул обозначает, что жена моя будет целомудренна, стыдлива и верна, не бой-баба, не сварлива, не суемудрая и вышедшая из головы, как Паллада,

  1. Буколики IV, 63.