Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/96

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
76
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

какъ благодаря чудесной вольтижировкѣ Гимнаста, такъ и на основаніи словъ, сказанныхъ ему Трипе, который назвалъ его бѣднымъ чертомъ. Одинъ только Трипе хотѣлъ исподтишка раскроить ему голову саблей, но шлемъ на Гимнастѣ былъ крѣпкій и онъ только почувствовалъ сотрясеніе отъ удара. Неожиданно повернувшись, онъ бросилъ кистенемъ въ Трипе и въ то время, какъ тотъ прикрывалъ верхнюю часть тѣла, Гимнастъ однимъ ударомъ пробилъ ему желудокъ, кишки и печень. Трипе упалъ на землю и, падая, испустилъ изъ себя болѣе четырехъ горшковъ супа, а вмѣстѣ съ супомъ и душу.

Послѣ этого Гимнастъ удалился, считая, что никогда не слѣдуетъ насиловать фортуну и что всѣ рыцари должны почтительно относиться къ своей удачѣ, не злоупотребляя ею. Сѣвъ на коня, онъ пришпорилъ его и направился въ Вогюйонъ, а съ нимъ вмѣстѣ и Преленганъ.

Тот же текст в современной орфографии

как благодаря чудесной вольтижировке Гимнаста, так и на основании слов, сказанных ему Трипе, который назвал его бедным чертом. Один только Трипе хотел исподтишка раскроить ему голову саблей, но шлем на Гимнасте был крепкий и он только почувствовал сотрясение от удара. Неожиданно повернувшись, он бросил кистенем в Трипе и в то время, как тот прикрывал верхнюю часть тела, Гимнаст одним ударом пробил ему желудок, кишки и печень. Трипе упал на землю и, падая, испустил из себя более четырех горшков супа, а вместе с супом и душу.

После этого Гимнаст удалился, считая, что никогда не следует насиловать фортуну и что все рыцари должны почтительно относиться к своей удаче, не злоупотребляя ею. Сев на коня, он пришпорил его и направился в Вогюйон, а с ним вместе и Преленган.

XXXVI.
О томъ, какъ Гаргантюа разрушилъ замокъ Ведъ и какъ онъ со своими людьми перешелъ бродъ.

Придя туда, онъ разсказалъ, въ какомъ видѣ нашелъ непріятеля, и про хитрость, благодаря которой одинъ разбилъ ихъ шайку. Онъ утверждалъ, что она состоитъ только изъ воровъ, грабителей и разбойниковъ, несвѣдущихъ въ воинской дисциплинѣ, и настаивалъ, чтобы Гаргантюа смѣло шелъ на нихъ, такъ какъ ему легко будетъ избить ихъ, какъ дикихъ звѣрей.

Тогда Гаргантюа сѣлъ на свою большую кобылу съ той самой свитой, какъ мы описывали. И встрѣтивъ на своемъ пути высокое и большое дерево, называемое обычно деревомъ св. Мартина, потому что всѣ вѣрятъ въ то, что оно выросло изъ посоха, который воткнулъ въ землю св. Мартинъ, Гаргантюа сказалъ:

— Вотъ то, что мнѣ нужно. Это дерево послужитъ мнѣ посохомъ и пикой.

Онъ легко вырвалъ его изъ земли, оборвалъ всѣ вѣтки и приспособилъ къ употребленію, какое собирался изъ него сдѣлать.

Между тѣмъ, кобыла его помочилась, но въ такомъ количествѣ, что залила окрестность на семь лье и все это стекло въ бродъ Ведъ и такъ вздуло его, что непріятельская банда въ ужасѣ потонула, за исключеніемъ тѣхъ изъ непріятелей, которые свернули къ холмамъ налѣво.

Гаргантюа, доѣхавъ до Ведскаго лѣса, былъ увѣдомленъ Евдемономъ, что въ замкѣ еще находятся остатки непріятеля. Чтобы убѣдиться въ этомъ, онъ закричалъ такъ громко, какъ только могъ:

— Тутъ вы или нѣтъ? Если вы тутъ, то проваливайте; если же васъ нѣтъ, то и толковать нечего!

Но одинъ разбойникъ-канониръ, находившійся у орудія, выпалилъ въ него изъ пушки и угодилъ ему въ правый високъ; но, однако, не больше повредилъ ему, какъ если бъ бросилъ въ него косточкой сливы.

— Это что такое? — сказалъ Гаргантюа, — вы бросаете въ насъ зернами винограда? Такой сборъ винограда вамъ дорого обойдется.

Онъ, въ самомъ дѣлѣ, думалъ, что ядро было зерномъ винограда.

Люди, находившіеся въ замкѣ и занимавшіеся грабежемъ, услышавъ шумъ, побѣжали на башни и на укрѣпленія и выпустили девять тысячъ двадцать пять зарядовъ изъ пушекъ и пищалей, прицѣливаясь ему въ голову, но онъ, подъ градомъ пуль и ядеръ, вскричалъ:

— Понократъ, другъ мой, эти мухи меня ослѣпляютъ; дайте-ка мнѣ вѣтку отъ этой ивы, чтобы ихъ прогнать. Ему казалось, что пули и артиллерійскіе снаряды — это мухи.

Понократъ разувѣрилъ его, и онъ увидѣлъ, что это не мухи, а пушечные выстрѣлы изъ крѣпости.

Тогда Гаргантюа ударилъ своимъ громаднымъ деревомъ по крѣпости и подъ его ударами обрушились башни и укрѣпленія и усѣяли своими обломками землю. Этимъ способомъ всѣ находившіеся въ крѣпости были раз-

Тот же текст в современной орфографии
XXXVI.
О том, как Гаргантюа разрушил замок Вед и как он со своими людьми перешел брод.

Придя туда, он рассказал, в каком виде нашел неприятеля, и про хитрость, благодаря которой один разбил их шайку. Он утверждал, что она состоит только из воров, грабителей и разбойников, несведущих в воинской дисциплине, и настаивал, чтобы Гаргантюа смело шел на них, так как ему легко будет избить их, как диких зверей.

Тогда Гаргантюа сел на свою большую кобылу с той самой свитой, как мы описывали. И встретив на своем пути высокое и большое дерево, называемое обычно деревом св. Мартина, потому что все верят в то, что оно выросло из посоха, который воткнул в землю св. Мартин, Гаргантюа сказал:

— Вот то, что мне нужно. Это дерево послужит мне посохом и пикой.

Он легко вырвал его из земли, оборвал все ветки и приспособил к употреблению, какое собирался из него сделать.

Между тем, кобыла его помочилась, но в таком количестве, что залила окрестность на семь лье и всё это стекло в брод Вед и так вздуло его, что неприятельская банда в ужасе потонула, за исключением тех из неприятелей, которые свернули к холмам налево.

Гаргантюа, доехав до Ведского леса, был уведомлен Евдемоном, что в замке еще находятся остатки неприятеля. Чтобы убедиться в этом, он закричал так громко, как только мог:

— Тут вы или нет? Если вы тут, то проваливайте; если же вас нет, то и толковать нечего!

Но один разбойник-канонир, находившийся у орудия, выпалил в него из пушки и угодил ему в правый висок; но, однако, не больше повредил ему, как если б бросил в него косточкой сливы.

— Это что такое? — сказал Гаргантюа, — вы бросаете в нас зернами винограда? Такой сбор винограда вам дорого обойдется.

Он, в самом деле, думал, что ядро было зерном винограда.

Люди, находившиеся в замке и занимавшиеся грабежом, услышав шум, побежали на башни и на укрепления и выпустили девять тысяч двадцать пять зарядов из пушек и пищалей, прицеливаясь ему в голову, но он, под градом пуль и ядер, вскричал:

— Понократ, друг мой, эти мухи меня ослепляют; дайте-ка мне ветку от этой ивы, чтобы их прогнать. Ему казалось, что пули и артиллерийские снаряды — это мухи.

Понократ разуверил его, и он увидел, что это не мухи, а пушечные выстрелы из крепости.

Тогда Гаргантюа ударил своим громадным деревом по крепости и под его ударами обрушились башни и укрепления и усеяли своими обломками землю. Этим способом все находившиеся в крепости были раз-