Страница:Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том 4 (1883).djvu/13

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

отчетъ, то ихъ не очень-то благодарили, такъ какъ они скрѣпили и припечатали грамоту о дани съ каждаго человѣка по 10 денегъ. Обо всемъ этомъ судили и рядили до самаго прибытія пословъ великаго князя. По прибытіи въ Дерптъ посла великаго князя, келаря Терпигорева, съ грамотою ливонскихъ пословъ о дани, ему отвели квартиру въ домѣ Андреаса Ватермана на рынкѣ, а потомъ пригласили въ епископскій замокъ для изложенія своего порученія. Въ замокъ были созваны также всѣ ландраты, выборные отъ магистрата и общины и нѣсколько нотаріусовъ, которые должны были исполнять свое дѣло, и обсудить все, что имъ будетъ дано для рѣшенія. На этомъ засѣданіи посолъ сказалъ слѣдующее: «Великій князь, мой государь, передаетъ поклонъ епископу дерптскому и магистру, и извѣщаетъ, что ливонскіе послы были въ Москвѣ у него, государя и великаго князя всея Руси, и просили о продолженіи перемирія, на что государь и согласился въ грамотѣ, которую послы дали за ихъ печатью великому князю, и съ этою грамотою отправилъ государь его, посла, желая, чтобы епископъ и магистръ отрѣзали посольскую печать отъ грамоты и приложили печать епископа и магистра; кромѣ того ему, послу, велѣно долго здѣсь не оставаться.»

На это ему коротко отвѣтилъ толмачь, старый Яковъ Краббе: епископу весьма пріятно слышать, что великій князь здоровъ, а теперь посолъ можетъ удалиться въ свое помѣщеніе, онъ получитъ благопріятное рѣшеніе.

Какъ только посолъ ушелъ, стали обсуждать дѣло (дорогъ бы былъ хорошій совѣтъ!) и приводить разные резоны какъ бы не платить денегъ, хоть грамота и была за печатью, и хоть всякій здравомыслящій человѣкъ понималъ, что такая грамота все равно, что петля на шеѣ.

Дѣло было плохо: не знали какъ быть, а тутъ посолъ требуетъ немедленнаго рѣшенія, и наконецъ въ нетерпѣніи сказалъ, что если не получитъ рѣшенія, то ждать не будетъ, а уѣдетъ домой съ тѣмъ же, съ чѣмъ и пріѣхалъ. Въ такомъ затрудненіи старикъ Краббе сказалъ епископу и совѣтникамъ слѣдующее: «Почтенные господа, если мы печатью закрѣпимъ дань великому князю, то значитъ съ женами и дѣтьми попадемъ въ совершенное рабство. Да и можете ли вы одобрить подобную дань? А все-таки ее надо принять и выплачивать, потому что иначе земля наша будетъ опустошена и выжжена. Великій князь уже давно снаряжаетъ для этаго великую силу; это знаю я навѣрно.» Такая рѣчь многихъ поразила и привела въ уныніе.

Но епископскій канцлеръ, Юргенъ Гольтшюръ, поднялся и сказалъ: «Конечно правда, что дѣло это требуетъ большаго обсужденія, но намъ надо примѣняться къ обстоятельствамъ: пригласимъ снова посла великаго князя, призовемъ сюда тоже нѣсколькихъ нотаріусовъ и ора-