Страница:Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том 4 (1883).djvu/587

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Возникшее, такимъ образомъ, стремленіе латышей и эстовъ къ перемѣнѣ вѣры представляетъ въ исторіи балтійскаго нашего края замѣчательное событіе.

Здѣсь дворянство старается удержать за собою преобладаніе надъ туземными племенами, съ которыми оно, по освобожденіи крѣпостнаго состоянія, нравственно соединено одною только религіею, а съ другой является закоренѣлая вѣками ненависть сихъ послѣднихъ къ своимъ господамъ, потомкамъ суровыхъ завоевателей края, и усиліе ихъ разорвать эту связь, въ надеждѣ освободиться чрезъ то отъ чужеземнаго владычества, которое, даже послѣ дарованія крестьянамъ личной свободы, не утратило насильственнаго своего начала. Чтобъ убѣдиться въ этомъ, стоитъ только взглянуть на домашній бытъ крестьянъ въ губерніяхъ лифляндской и эстляндской; курляндскіе крестьяне въ гораздо лучшемъ положеніи. Все это, впрочемъ, прикрыто большимъ систематическимъ порядкомъ и, будучи облечено юридическими формами, сохраняетъ безмолвное спокойствіе и благовидную наружность. А такъ какъ все управленіе земской полиціи находится въ рукахъ того же дворянства, имѣющаго въ виду однѣ только выгоды своего сословія, то крестьянамъ прегражденъ всякій путь къ жалобамъ на претерпѣваемыя ими отъ землевладѣльцевъ угнетенія и несправедливости. Въ такомъ стѣсненномъ положеніи латыши и эсты возъимѣли надежду, что принявъ вѣру русскаго царя[1], они откроютъ себѣ дорогу къ облегченію въ своей участи и въ русскихъ священникахъ найдутъ защиту, которой не находили въ нѣмецкихъ пасторахъ по отношеніямъ своимъ къ нимъ тѣхъ же почти помѣщиковъ. Вотъ истинная причина, возбудившая въ природныхъ жителяхъ Лифляндіи такое сильное и всеобщее стремленіе перемѣнить вѣру, стремленіе котораго никакія чуждыя подстрекательства не были бы въ состояніи произвести.

И такъ, если устранить выше упомянутыя мною предубѣжденія на счетъ мнимыхъ происковъ обольщеніемъ заманить лифляндскихъ крестьянъ въ лоно русской церкви, то предметъ этотъ болѣе политическій, чѣмъ религіозный, подлежать будетъ вопросамъ весьма простымъ, а именно: 1) Въ правѣ ли лифляндскіе крестьяне, освобожденные отъ крѣпостнаго состоянія, переходить добровольно изъ лютеранскаго вѣроисповѣданія въ православное? 2) Въ правѣ ли дворяне, остзейскіе помѣщики, воспрещать имъ переходъ этотъ и преслѣдовать оный, какъ преступленіе, подъ предлогомъ, что крестьяне побуждаются къ перемѣнѣ вѣры не по чисто религіозному чувству? 3) Въ правѣ ли власть правительственная предоставить латышамъ и эстамъ

  1. Они называютъ православное вѣроисповѣданіе русскою вѣрою, такъ какъ вѣроисповѣданіе лютеранское называютъ нѣмецкою вѣрою. Прим. Головина.