Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/218

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

 

«О, благородные краснолицые мужи! Гордые, могущественные Садемы, предводители, Сквавы и Обермукіи — о, Муки! Блѣднолицый, отъ странъ заходящаго солнца привѣтствуетъ васъ! Ты, благоухающій хорекъ, ты, глотатель горъ, ты, шипящій громовой ударъ, ты боевой пѣтухъ съ стекляннымъ глазомъ, — блѣднолицый съ той стороны великихъ водъ привѣтствуетъ васъ всѣхъ! Война и чума, разстроивъ ваши ряды, привели къ гибели ваше, когда-то гордое племя! Игра въ покеръ и въ банкъ, также, какъ суетные расходы на мыло, — все, чего не знали ваши славные предки, — опустошили ваши карманы! Грабя при нападеніяхъ чужое имущество, вы сами себѣ причинили тѣмъ рядъ непріятностей. Не умѣя правильно объяснить себѣ собственные поступки, прямо вытекавшіе изъ вашего невѣжества, вы потеряли доброе имя въ глазахъ бездушнаго поработителя. Стремленіе къ водкѣ, съ цѣлью, напившись до-пьяна, спать счастливымъ и перекокошить томагавкомъ членовъ своей семьи, безповоротно умалило на вѣчныя времена художественную прелесть вашего костюма! И вотъ теперь, въ блескѣ 19 столѣтія, васъ третируютъ какъ чернь Нью-Іоркскихъ предмѣстій. Стыдитесь! Вспомните своихъ предковъ! Вспомните объ ихъ великихъ геройскихъ подвигахъ! Вспомните Уикогса и «Красную куртку», и Ванбель-дуделоду! Воодушевитесь ихъ великими примѣрами и соберитесь подъ мое знамя, — вы, гордые дикари, вы, прославленные разбойники!..»

— Къ черту! Бей его подлеца! — Сжечь его! — Повѣсить! — Утопить!

И всѣ разомъ бросились на меня. Предъ глазами замелькали дубины, камни, кулаки, корзины съ бусами, — одинъ моментъ — и все это, казалось, слилось вмѣстѣ, хотя и чувствовались въ отдѣльности на различныхъ частяхъ моей особы. Въ слѣдующій моментъ я уже былъ въ рукахъ разъяренной толпы. Они сорвали съ меня одежду, сломали мнѣ руку и ногу, наградили меня ударомъ въ голову, обратившемъ часть моего черепа въ нѣчто такое, что могло бы быть употребляемо въ качествѣ кофейнаго блюдечка, а, въ концѣ концовъ, завершили свое постыдное поведеніе тѣмъ, что, глумленія ради, дабы я промокъ до костей, бросили меня въ Ніагару.

Приблизительно на высотѣ 80—100 футъ я зацѣпился жалкимъ остаткомъ моей задатки за одиноко торчавшій выступъ скалы, рискуя захлебнуться, прежде чѣмъ успѣю отцѣпиться. Но въ концѣ-концовъ мнѣ все-таки удалось свалиться оттуда и вслѣдъ за симъ я очутился въ водѣ у самыхъ истоковъ водопада, рябыя и шумящія массы котораго низвергались на нѣсколько дюймовъ выше моей головы, и, покрытыя бѣлой пѣной, катились далѣе.