Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/257

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

что родился въ Америкѣ: быть англичаниномъ я не имѣю, въ полномъ смыслѣ, физической возможности. Я не могу больше принимать участія въ вашемъ обществѣ: комплектъ употребляемыхъ мною напитковъ исчерпанъ. Да! Для меня больше не существуетъ напитковъ, а мнѣ пришлось бы что-нибудь пить за здоровье еще цѣлой массы названныхъ вами… Я выпилъ уже все, что могъ, — мы все еще стоимъ, такъ сказать, только въ преддверіи этой фамиліи! Я искренно сожалѣю, что принужденъ отступить, но повѣрьте, къ этому меня побуждаетъ горькая необходимость! Я весь наполненъ газомъ, я не могу нажать зубъ на зубъ, я страдаю коликами, скорбутомъ, флюсомъ, опухолью щекъ, корью и параличемъ подбородка, а ко всему этому, отъ вчерашняго яблочнаго кваса у меня сегодня открылась холера. Милостивые государи! Не взирая на величайшую въ свѣтѣ благонамѣренность мою, я положительно не въ состояніи праздновать вмѣстѣ съ вами всѣ дальнѣйшія дни рожденій. Я вынужденъ просить васъ сдѣлать паузу!


ПРОБЛЕСКИ ДѢТСКОЙ ГЕНІАЛЬНОСТИ.

Въ настоящее время всѣ дѣти, повидимому, заразились скверною и непріятною манерой: произносить остроумныя изрѣченія при всякомъ удобномъ случаѣ и, въ особенности, въ тѣхъ случаяхъ, когда вообще имъ бы не слѣдовало разѣвать рта. Судя по обнародованнымъ попыткамъ такого остроумія, представителей подростающаго поколѣнія приходится признать почти сумасшедшими. Родители ихъ, кажется, также не очень далеко ушли отъ своихъ дѣтей, такъ какъ имъ-то, въ громадномъ большинствѣ случаевъ, принадлежитъ честь обнародованія проблесковъ дѣтской геніальности, такъ лучезарно сіяющей со столбцовъ нашихъ современныхъ газетъ. Можетъ показаться, что я говорю объ этомъ съ излишней горячностію, вслѣдствіе личной зависти, и въ такомъ случаѣ я готовъ признаться, что меня дѣйствительно раздражаетъ необходимость ежедневно выслушивать о столь многихъ высокоодаренныхъ дѣтяхъ, припоминая въ то же время, что самъ я, будучи ребенкомъ, очень рѣдко говорилъ что-нибудь остроумное. Раза два я попробовалъ было сдѣлать это, но вполнѣ неудачно. Мои близкіе никогда не ожидали услышать отъ меня что-либо остроумное и прежде чѣмъ я успѣвалъ поразить ихъ чѣмъ-нибудь подобнымъ, они или зажимали мнѣ ротъ, иди даже старались меня высѣчь. Мнѣ дѣлается жутко и морозъ подираетъ меня по кожѣ всякій разъ, когда я воображу себѣ, что бы могло случиться, если бы мнѣ тогда удалось произнести хоть одно изъ остроумныхъ изрѣченій современныхъ двухгодовалыхъ дѣтей и если бы, конечно, при этомъ присутство-