Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1898) т.8.djvu/75

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
75
мой злѣйшій врагъ.

играла съ этой игрушкой слишкомъ много и проиграла. Когда всѣ уговаривали бросить этотъ порокъ, это старое, жесткое мѣсто какъ будто разрослось и покрыло меня всего, какъ кольчуга. Она производитъ таинственное, удушливое дѣйствіе, и вотъ я, твой вѣрный ненавистникъ, твоя преданная совѣсть, впадаю въ крѣпкій сонъ. Крѣпкій! Ему нѣтъ названія. Я въ такое время не слышу грома. У тебя есть еще нѣсколько такихъ пороковъ, штукъ восемьдесятъ, можетъ быть, девяносто, дѣйствующихъ на меня такимъ же образомъ.

— Весьма лестно слышать; вы, вѣроятно, почти все время спите.

— Да, въ прежніе годы спала. Я бы и теперь спала все время, если бы не оказываемая мнѣ помощь.

— Кто же тебѣ помогаетъ?

— Другія совѣсти. Когда личность, съ совѣстью которой я знакома, старается уговорить тебя отъ снѣдающихъ тебя пороковъ, я прошу друга дать своему кліенту почувствовать угрызеніе въ какой-нибудь собственной его глупости и это прерываетъ его вмѣшательство и заставляетъ искать собственнаго успокоенія. Теперь поле моей дѣятельности ограничено бродягами, начинающими писательницами и т. п. прелестями. Но не безпокойся, я буду допекать тебя ими, пока они существуютъ. Можешь положиться на меня вполнѣ.

— Думаю, что могу. Но, если бы вы, милордъ, были такъ добры, что упомянули бы объ этомъ фактѣ лѣтъ тридцать тому назадъ, я бы обратилъ особенное вниманіе на свои грѣхи и думаю, что къ настоящему времени не только навсегда усыпилъ бы васъ и сдѣлалъ не чувствительнымъ къ человѣческимъ порокамъ, но превратилъ бы васъ въ гомеопатическую крупинку. О такомъ родѣ совѣсти можно сожалѣть. Развѣ я, превративъ васъ въ гомеопатическую крупинку, посадилъ бы васъ подъ стекло и сохранялъ бы на память? Нѣтъ, сэръ, я бы отдалъ васъ на съѣденіе псу! Это самое подходящее мѣсто для васъ и вамъ подобныхъ и для всей вашей пакостной породы. По моему, вы сотворены не для общества. Теперь другой вопросъ: много ли ты знаешь совѣстей въ здѣшнемъ округѣ?

— Множество.

— Дорого бы я далъ, чтобы увидать хоть одну изъ нихъ. Не можешь ли ты привести ихъ сюда? Могутъ ли онѣ быть видимы для меня?

— Конечно, нѣтъ.

— Я бы самъ долженъ былъ догадаться объ этомъ, нечего было и спрашивать. Но все равно. Ты можешь описать ихъ. Разскажи мнѣ пожалуйста про совѣсть моего сосѣда Томсона.