Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.2.djvu/395

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

шись вызвать моего друга мистера Синивэта на дуэль за его неблагородное поведеніе и невоспитанность.

Какъ бы то ни было, я не зналъ, откуда мнѣ получить требуемыя свѣдѣнія. Оставалось одно средство. Я рѣшилъ обратиться къ первоисточнику. Рѣшилъ отправиться къ самому генералу и попросить объясненія ужасной тайны. Тутъ, по крайней мѣрѣ, не можетъ быть мѣста для недоразумѣній. Я буду кратокъ, ясенъ, выразителенъ — сухъ, какъ пирожная корка, точенъ, какъ Тацитъ или Монтескьё. Я пришелъ рано утромъ, генералъ еще одѣвался, но я сослался на дѣло, нетерпящее отсрочки, и старикъ-негръ, слуга, провелъ меня въ спальню. Войдя въ комнату, я, разумѣется, сталъ искать глазами хозяина, но не сразу нашелъ его. У ногъ моихъ на полу валялся какой-то большой и странный съ виду узелъ и, будучи въ довольно мрачномъ настроеніи духа, я сердито оттолкнулъ его ногой.

— Хмъ! э-хмъ! вы очень вѣжливы, нечего сказать! — проговорилъ узелъ тоненькимъ голоскомъ, напоминавшимъ нѣчто среднее между пискомъ и свистомъ, — самымъ смѣшнымъ и нелѣпымъ голоскомъ, какой мнѣ когда-либо приходилось слышать.

— Э… хмъ! вы очень вѣжливы, что и говорить!

Я буквально заоралъ отъ ужаса и отлетѣлъ въ самый отдаленный уголъ комнаты.

— Господи! — снова пропищалъ узелъ, — что… что… что… что съ вами, милѣйшій? вы, кажется, вовсе не знаете меня.

Что могъ бы я отвѣтить на это — что? Я опустился въ кресло и, разинувъ ротъ, выпучивъ глаза, ожидалъ разрѣшенія этой загадки.

— Странно, однако, что вы не знаете меня, а? — прошипѣлъ узелъ. Я замѣтилъ теперь, что онъ, повидимому, занятъ надѣваніемъ чулокъ. Но я видѣлъ только одну ногу.

— Странно, однако, что вы не знаете меня, а? Помпей, дай другую ногу! — Тутъ Помпей подалъ узлу вполнѣ обутую пробковую ногу, которую тотъ привинтилъ въ одно мгновеніе, послѣ чего всталъ и выпрямился передо мною.

— Да, кровавое было дѣло, — продолжало это существо, какъ будто разговаривая съ самимъ собою, — но, имѣя дѣло съ Бугабу и Кикапу, надо впередъ разсчитывать, что не отдѣлаешься царапиной. Помпей, подай руку — спасибо. Томасъ (обращаясь ко мнѣ) рѣшительно первый мастеръ по части пробковыхъ ногъ, но если вамъ понадобится рука, милѣйшій, совѣтую обратиться къ Бишопу. — Въ это время Помпей привинтилъ ему руку.

— Да, жаркое было дѣло, нечего сказать. Живѣй, собака, дай же грудь и плечи. Петтитъ дѣлаетъ наилучшія плечи, но за грудью нужно обратиться къ Дюкро.