Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 1, 1863.pdf/96

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
63
ПРОТАГОРЪ.

Наконецъ вотъ я увидѣлъ и Тантала[1], — Продика хіосскаго. Онъ живетъ тамъ же, въ какомъ-то чуланѣ, D. который Иппонику служилъ кладовою, а теперь, по множеству пріѣзжихъ, очищенъ Калліасомъ и отданъ для жительства иностранцамъ. Продикъ былъ еще въ постелѣ, окутанный, какъ мнѣ казалось, многими мѣхами и одѣялами[2]. Подлѣ него, на ближнихъ диванахъ, возлежали — Павзаній керамисскій[3], а съ Павзаніемъ молодой человѣкъ, еще мальчикъ, имѣвшій, по моему замѣчанію, отличныя способности и весьма пріятную наружность. Его называли, какъ E. мнѣ послышалось, Агатономъ[4]; и не удивительно, если Павзаній любитъ его. И такъ, здѣсь находились — этотъ мальчикъ, оба Адиманты[5], дѣти Кипида и Левколофида, и еще нѣсколько человѣкъ. Но о чемъ они говорили, изъ другой комнаты нельзя было слышать, хотя я сильно желалъ послушать Продика, потому что онъ кажется мнѣ человѣкомъ мудрѣйшимъ и божественнымъ. Басистый 316. голосъ его производилъ такой гулъ въ его чуланѣ, что невозможно было разобрать ни одного слова.

Лишь только мы вошли, вдругъ въ слѣдъ за нами явились — прекрасный Алкивіадъ (какимъ ты называешь его, и въ чемъ я согласенъ съ тобою) и Критіасъ, сынъ Кал-

  1. Наконецъ я увидалъ и Тантала, καὶ μὴν Τάνταλον εἰςεῖδον (Hom. Odyss. XI, 581). Платонъ уподобляетъ Продика Танталу, котораго богатство вошло у Грековъ въ пословицу: Ταντάλου χρήματα, Ταντάλου τάλαντα (см. Fischer. ad. Euthyphr. 41. Anacr. 383). Поводъ къ этому уподобленію подало Платону необыкновенное корыстолюбіе Продика, котораго современники называли пятидесятидрахмовымъ хвастуномъ (см. Krat. 384. Arist. Rhet. III, 14 etc.); потому что онъ требовалъ отъ слушателей за свои уроки по пятидесяти драхмъ, около 115 р. серебр.
  2. Окутанный, какъ мнѣ казалось, многими мѣхами и одѣялами. Шутка надъ изнѣженностію Продика. См. Casaub. ad Sveton. II, 78. Aristoph. Nub. 10. ὲν πέντε σισύραις ἐγκεκορδυλημένος.
  3. Керамисъ, деревня въ трибѣ Акамантисъ.
  4. Этотъ Агатонъ впослѣдствіи извѣстенъ былъ какъ поэтъ, и поэзія его отличалась изнѣженностію. Aristoph. Thesmoph. 52, 58 sq.
  5. Адимантъ, сынъ Кипида, исторически неизвѣстенъ; а сынъ Левколофида былъ вождемъ Аѳинскаго войска во время пелопонесской войны. Xenoph. hist. Graec. I, 4. 21.
Тот же текст в современной орфографии

Наконец вот я увидел и Тантала[1], — Продика хиосского. Он живет там же, в каком-то чулане, D. который Иппонику служил кладовою, а теперь, по множеству приезжих, очищен Каллиасом и отдан для жительства иностранцам. Продик был еще в постели, окутанный, как мне казалось, многими мехами и одеялами[2]. Подле него, на ближних диванах, возлежали — Павзаний керамисский[3], а с Павзанием молодой человек, еще мальчик, имевший, по моему замечанию, отличные способности и весьма приятную наружность. Его называли, как E. мне послышалось, Агатоном[4]; и не удивительно, если Павзаний любит его. Итак, здесь находились — этот мальчик, оба Адиманты[5], дети Кипида и Левколофида, и еще несколько человек. Но о чём они говорили, из другой комнаты нельзя было слышать, хотя я сильно желал послушать Продика, потому что он кажется мне человеком мудрейшим и божественным. Басистый 316. голос его производил такой гул в его чулане, что невозможно было разобрать ни одного слова.

Лишь только мы вошли, вдруг вслед за нами явились — прекрасный Алкивиад (каким ты называешь его, и в чём я согласен с тобою) и Критиас, сын Кал-

————————————

  1. Наконец я увидал и Тантала, καὶ μὴν Τάνταλον εἰςεῖδον (Hom. Odyss. XI, 581). Платон уподобляет Продика Танталу, которого богатство вошло у Греков в пословицу: Ταντάλου χρήματα, Ταντάλου τάλαντα (см. Fischer. ad. Euthyphr. 41. Anacr. 383). Повод к этому уподоблению подало Платону необыкновенное корыстолюбие Продика, которого современники называли пятидесятидрахмовым хвастуном (см. Krat. 384. Arist. Rhet. III, 14 etc.); потому что он требовал от слушателей за свои уроки по пятидесяти драхм, около 115 р. серебр.
  2. Окутанный, как мне казалось, многими мехами и одеялами. Шутка над изнеженностью Продика. См. Casaub. ad Sveton. II, 78. Aristoph. Nub. 10. ὲν πέντε σισύραις ἐγκεκορδυλημένος.
  3. Керамис, деревня в трибе Акамантис.
  4. Этот Агатон впоследствии известен был как поэт, и поэзия его отличалась изнеженностью. Aristoph. Thesmoph. 52, 58 sq.
  5. Адимант, сын Кипида, исторически неизвестен; а сын Левколофида был вождем Афинского войска во время пелопонесской войны. Xenoph. hist. Graec. I, 4. 21.